Писахов «лень да отеть» читать онлайн

  • Писахов «Лень да Отеть» читать онлайн
  • Статья из ПАНТЕОНА СЛАВЯНСКИХ БОГОВ, духов и героев
  • ЛЕНЬ и ОТЕТЬ – в славянской мифологии это духи, развращающие человека и мешающие ему нормально жить и трудиться.

РОДСТВО: Лень и Отеть — сестры-лентяйки, причем Лень – просто лежебока, а Отеть – лентяйка в высшей степени.  В компанию к ним подошел бы Ледящий.

ИЕРАРХИЯ: Лень — первая степень падения.

Более глубокая вторая степень — Отеть, когда человек   в критической ситуации не предпринимает ничего для спасения себя и своих близких.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: Отеть— крайняя степень лени. Если в доме поселилась Отеть, хозяин дома теряет любой интерес к какой-либо деятельности, оставляя за собой желание поесть и поспать.

Писахов «Лень да Отеть» читать онлайнСКАЗКА:  Жили-были Лень да Отеть. Про Лень все знают: кто от других слыхал, кто встречался, кто знается и дружбу ведет. Лень — она прилипчива: в ногах путается, руки связывает, а если голову обхватит — спать повалит.

Отеть Лени ленивее была.

День был легкий, солнышко пригревало, ветерком обдувало. Лежали под яблоней Лень да Отеть. Яблоки спелые, румянятся и над самыми головами висят.

Лень и говорит:  — Кабы яблоко упало да мне в рот, я бы съела.
Отеть говорит: — Лень, как тебе говорить-то не лень?

Упали яблоки Лени и Отети в рот. Лень стала зубами двигать тихо, с передышкой, а съела-таки яблоко.

Отеть говорит: — Лень, как тебе зубами-то двигать не лень?

Писахов «Лень да Отеть» читать онлайнНадвинулась темная туча, молния ударила в яблоню. Загорела яблоня большим огнем. Жарко стало. Лень и говорит: — Отеть, сшевелимся от огня; как жар не будет доставать, будет только тепло доходить, мы и остановимся.  Стала Лень чуть шевелить себя, далеконько сшевелилась.

Отеть говорит:  — Лень, как тебе себя шевелить-то не лень?  Так Отеть голодом да огнем себя извела.

Стали люди учиться, хоть и с леностью, а учиться. Стали работать уметь, хоть и с ленью, а работать. Меньше стали драку заводить из-за каждого куска, лоскутка.  А как лень изживем — счастливо заживем.

Источник: http://bogislavyan.ru/len-i-otet-sestryi-lentyayki/

Читать Ледяна колокольня

Река и вскинулась над городом дугой-радугой. Весь ил, весь песок на дно упали. Вода несется, переливается, солнцем отсвечиват. Рыба вся на виду. Мелка рыбешка крутится во все стороны, крупна рыба степенным ходом вверх порско идет.

Река одним концом к морю, другим концом к нашей деревне, к Уйме. Которы рыбы жирностью да ростом для нас подходящи, те сами к нам подходили. Мы их с ласковым словом легким ловом перенимали на пироги, на уху, на засол, на угощенье хороших людей. В продажу не пускали.

Рыбу нам река дала в благодаренье за проветриванье. Река нам рыбу дарила, а дареным мы не торгуем, а угостить хорошего человека всегда рады.

Городски купцы на мель сели: у которого пароходы, у которого баржи с товаром, у которого лес плотами сплавлялся, а которы около других наживались. Забегали купцы к начальству с жалобами.

– Сколько нашего богатства в реке пропадат!

Купечески убытки чиновникам не в печаль. Чиновники найдут, что с купцов содрать. А вот рыба в воде вся на виду, а на речном дне всякого дорогого много накопилось – это чиновники хорошо поняли. Ведь еще не было такого дела, чтобы реку с места подымали и богатства со дна реки собирали.

Скорым приказом по берегу стражу расставили. Строго заказали никого на дно не пускать!

На высоки крыши лестницы поставили. Чиновники в реку удочки закидывали. Просто дело для чиновников было ловить рыбу в мутной воде. А в проветренной, солнцем просветленной кака рыба на удочку пойдет? Рыбья мелкота издевательски крутится, а крупна большим размахом хвостом махнет, чиноввиков-рыболовов водой обольет и дальше идет.

Чиновники приказы написали, к приказам устрашающи печати наставили.

В приказах рыбам были указы: каким чинам кака рыба ловиться должна. С высоких лестниц приказы в реку выкидывали.

Для рыб чиновничьи приказы были делом посторонним. Приказы с печатями устрашающими на мокро дно падали, грязи прибавляли.

Собрались чиновники на берегу, сговорились, кому како место на дне обшаривать. Бросились чиновники, больши и малы, с сухого берега по илистому дну ногами шлепать, руками грязь раскидывать.

Мы, мужики, поглядели и решили: таку грязь, такой хлам оставлять нельзя. Разом трубы отдернули.

Река пала на свое место, всех чиновников, больших и малых, со всей донной грязью подхватила и в море выкинула!

Без чиновников у нас житье было мирно. Работали, отжились, сытыми стали.

В старо время мы себя сказками-надеждами утешали. В наше время при общем народном согласье и реки с вами в согласье живут. Куда нам надо, туда и текут. И рыбу, каку нам надо и куда нам надо, туда и несут.

  • Лень да Отеть
  • Старинная пинежская сказка, коротенька
  • Жили были Лень да Отеть.

Про Лень все знают: кто от других слыхал, кто встречался, кто и знается, и дружбу ведет. Лень – она прилипчива, в ногах путается, руки связыват, а если голову обхватит, спать повалит. Отеть Лени ленивей была.

День был легкой, солнышко пригревало, ветерком обдувало.

Лежали под яблоней Лень да Отеть. Яблоки спелы, румянятся и над самыми головами висят. Лень и говорит:

  1. – Кабы яблоко упало мне в рот, я бы съела.
  2. Отеть говорит:
  3. – Лень, как тебе говорить-то не лень?

Упали яблоки Лени и Отети в рот. Лень стала зубами двигать тихо, с передышкой, а съела-таки яблоко. Отеть говорит:

– Лень, как тебе зубами-то двигать не лень?

Надвинулась темна туча, молнья ударила в яблоню. Загорела яблоня, и большим огнем. Жарко стало. Лень и говорит:

– Отеть, сшевелимся от огня. Как жар не будет доставать, будет только тепло доходить, мы и остановимся.

Стала Лень чуть шевелить себя, далеконько сшевелилась. Отеть говорит:

– Лень, как тебе себя шевелить-то не лень?

Так Отеть голодом да огнем себя извела. Стали люди учиться, хоть и с леностью, а учиться. Стали работать уметь, хоть и с ленью, а работать. Меньше стали драку заводить из-за каждого куска, лоскутка. А как лень изживем – счастливо заживем.

Сплю у моря

Анне Константиновне Покровской

День проработал, уработался, из сил выпал, пора пришла спать валиться. А куда? Ежели в лесу, то тесно: ни тебе растянуться, ни тебе раскинуться – дерева мешают, как повернешься, так в пень али во ствол упрешься. Во всю длину не вытянешься, просторным сном не выспишься. Повалиться в поле – тоже спанье не всласть. Кусты да бугры помеха больша.

Повалился спать у моря. Песок ровненькой, мягонькой. Берег скатывается отлого. А ширь-то – раскидывайся, вытягивайся во весь размах, спи во весь простор!

Под голову подушкой камень положил, один на двух подушках не сплю, пуховых не терплю, жидкими кажут. На мягкой подушке думы теряются и снам опоры нет.

Улегся, вытянулся, растянулся, раскинулся – все в полну меру и во всю охоту. Только без окутки спать не люблю. Тут мне под руку вода прибыла. Ухватил воду за край, на себя натянул, укутался. И так ладно завернулся, так плотно, что ни подвертывать, ни подтыкать под себя не надо. Всего обернуло, всего обтекло.

И слышу в себе силу со всей дали, со всей шири. Вздохну – море всколышется, волной прокатится. Вздохну – над водой ветер пролетит, море взбелит, брызги пенны раскидат.

Спал во весь сон, а шевелить себя берегся. Ежели ногой двину – со дна моря горы выдвину. Ежели рукой трону – берега, леса, горы в море скину.

Сплю, как спится после большой работы, – сплю молча, без переверта.

Чую, кто-то окутку с меня стягиват. Соображаю во сне, что за забаву нашли отдыху мешать? Я проснулся вполпросыпа. Глаза приоткрыл и вижу – солнце-то что вздумало?

Солнце дошло до края моря, на ту сторону заглядыват, ему надо было поглядеть, все ли там в порядке, а чтобы на той стороне долго не засидеться, солнце ухватилось за воду, за море, за мое одеяло – с меня и стаскиват.

Я за воду, за край ухватился, тут межень прошла; вода прибыла, я море опять на себя натянул, мне поспать надо, я ведь недоспал.

Солнце вверх пошло, меня пригрело. Я выспался так хорошо, что до сих пор устали не знаю.

Старики говорят: один в поле не воин. Я скажу – один в море не хозяин. Кабы в тогдашне время мог я с товарищами сговориться, дак мы бы всем работящим миром подняли бы море краем вверх, поставили бы стоймя и опрокинули бы на землю. Смыли бы с земли всех помыкающих трудящими, мешающих налаживать жизнь в общем согласье. Да это еще впереди. Теперь-то мы сговоримся.

Источник: https://online-knigi.com/page/21885?page=41

Читать

Степан Писахов.

Морожены песни

ОТ АВТОРА

Сочинять и рассказывать сказки я начал давно, записывал редко.

Мои деды и бабка со стороны матери родом из Пинежского района. Мой дед был сказочник. Звали его сказочник Леонтий. Записывать сказки деда Леонтия никому в голову не приходило. Говорили о нем: большой выдумщик был, рассказывал все к слову, все к месту. На промысел деда Леонтия брали сказочником.

В плохую погоду набивались в промысловую избушку. В тесноте да в темноте: светила коптилка в плошке с звериным салом. Книг с собой не брали. Про радио и знати не было. Начинает сказочник сказку длинную или бывальщину с небывальщиной заведет. Говорит долго, остановится, спросит:

— Други-товарищи, спите ли? Кто-нибудь сонным голосом отзовется:

— Нет, еще не спим, сказывай.

Читайте также:  Посвящение первоклассников в школьники. сценарий

Сказочник дальше плетет сказку. Коли никто голоса не подаст, сказочник мог спать. Сказочник получал два пая: один за промысел, другой за сказки.

Я не застал деда Леонтия и не слыхал его сказок.

С детства я был среди богатого северного словотворчества. В работе над сказками память восстанавливает отдельные фразы, поговорки, слова. Например:

— Какой ты горячий, тебя тронуть — руки обожжешь. Девица, гостья из Пинеги, рассказывала о своем житье:

— Утресь маменька меня будит, а я сплю-тороплюсь! При встрече старуха спросила:

— Што тебя давно не видно, ни в сноп, ни в горсть? Спрашивали меня, откуда беру темы для сказок? Ответ прост:

Ведь рифмы запросто со мной живут,

Две придут сами, третью приведут.

Сказки пишу часто с натуры, почти с натуры. Многое помнится и многое просится в сказку. Долго перечислять, что дало ту или иную сказку. Скажу к примеру. Один заезжий спросил, с какого года я живу в Архангельске.

Секрет не велик. Я сказал: — С 1879 года.

— Скажите, сколько домов было раньше в Архангельске? Что-то небрежно-снисходительное было в тоне, в вопросе.

  • Я в тон заезжему дал ответ:
  • — Раньше стоял один столб, на столбе доска с надписью: А-р-х-а-н-г-е-л-ь-с-к.
  • Народ ютился кругом столба.

Домов не было, о них и не знали. Одни хвойными ветками прикрывались, другие в снег зарывались, зимой в звериные шкуры завертывались. У меня был медведь. Утром я вытряхивал медведя из шкуры, сам залезал в шкуру. Тепло ходить в медвежьей шкуре, и мороз — дело постороннее. На ночь шкуру медведю отдавал…

Можно было сказку сплести. А заезжий готов верить. Он попал в «дикий север». Ему хотелось полярных впечатлений.

Оставил я заезжего додумывать, каким был город без домов.

В 1924 году в сборнике «На Северной Двине» напечата на моя первая сказка «Не любо — не слушай. Морожены песни».

С Сеней Малиной я познакомился в 1928 году. Жил Малина в деревне Уйме, в 18 километрах от города. Это была единственная встреча. Старик рассказывал о своем тяжелом детстве. На прощанье рассказал, как он с дедом «на корабле через Карпаты ездил» и «как собака Розка волков ловила». Умер Малина, кажется, в том же 1928 году.

Чтя память безвестных северных сказителей — моих сородичей и земляков, — я свои сказки веду от имени Сени Малины.

Ст. ПИСАХОВ

Не любо-не слушай…

Про наш Архангельской край столько всякой неправды да напраслины говорят, что я придумал сказать все как есть у нас.

Всю сушшую правду. Что ни скажу, все — правда.

Кругом все свои — земляки, соврать не дадут.

К примеру, Двина — в узком месте тридцать пять верст, а в широком — шире моря. А ездим по ней на льдинах вечных. У нас и леденики есть. Таки люди, которы ледяным промыслом живут. Льдины с моря гонят да давают в прокат, кому желательно.

Запасливы стары старухи в вечных льдинах проруби делали. Сколь годов держится прорубь!

Весной, чтобы занапрасно льдина с прорубью не таяла, ее на погребицу затаскивали — квас, пиво студили.

В стары годы девкам в придано давали перьвым делом — вечну льдину, вторым делом — лисью шубу, чтобы было на чем да в чем за реку в гости ездить.

Летом к нам много народа приезжат. Вот придут к леденику да торговаться учнут, чтобы дал льдину полутче, а взял по три копейки с человека, а трамвай пятнадцать копеек.

Ну, леденик ничего, для виду согласен. Подсунет дохлу льдину — стару, иглисту, чуть живу (льдины хошь и вечны, да и им век приходит).

Ну, приезжи от берега отъедут верст с десяток, тоже как путевы, песню заведут, а робята уж караулят (на то дельны, не первоучебны). Крепкой льдиной толконут, стара-то и сыпаться начнет. Приезжи завизжат: «Ой, тонем, ой, спасайте!»

Ну, робята сейчас подъедут на крепких льдинах, обступят.

— По целковому с рыла, а то вон и медведь плывет, да и моржей напустим!

А мишки с моржами, вроде как на жалованье али на поденшшине, — свое дело знают. Уж и плывут. Ну, приезжи с перепугу платят по целковому. Впредь не торгуйся.

А мы сами-то хорошей компанией наймем льдину, сначала пешней попробуем, сколько ей годов узнам. Коли больше ста — и не возьмем. Коли сотни нет — значит, молода и гожа. Парус для скорости поставим.

А от солнца зонтики растопырим да вертим кругом, чтобы не загореть. У нас летом солнце-то не закатывается: ему на одном-то месте стоять скучно, ну, оно и крутит по небу.

В сутки разов пятьдесят обернется, а коли погода хороша да поветерь, то и семьдесят. Ну, коли дождь да мокресть, дак отдыхат, стоит.

А на том берегу всяка благодать, всяческо благорастворение! Морошка растет большушшими кустами, крупна, ягоды по фунту и боле, и всяка друга ягода.

Семга да треска сами ловятся, сами потрошатся, сами солятся, сами в бочки ложатся. Рыбаки только бочки порозны к берегу подкатывают да днишша заколачивают. А котора рыба побойчей — выторопится да в пирог завернется. Семга да палтусина ловчей всех рыб в пирог заворачиваются. Хозяйки только маслом смазывают да в печку подсаживают.

Белы медведи молоком торгуют (приучены). Белы медвежата семечками да папиросами промышляют. И птички всяки чирикают: полярны совы, чайки, гаги, гагарки, гуси, лебеди, северны орлы, пингвины.

Пингвины у нас хоша не водятся, но приезжают на заработки — с шарманкой ходят да с бубном. А новы обезьяной одеваются, всяки штуки представляют, им и не пристало одеваться обезьяной, — ноги коротки, ну, да мы не привередливы, нам хошь и не всамоделишна обезьяна, лишь бы смешно было.

А в большой праздник да возьмутся пингвины с белыми медведями хороводы водить, да ишшо вприсядку пустятся — ну, до уморения. А моржи да тюлени с нерпами у берега в воды хлюпают да поуркивают-музыку делают по своей вере.

  1. А робята поймают кита, али двух, привяжут к берегу да и заставят для прохлаждения воздуха воду столбом пушшать.
  2. А бурым медведям ход настрого запрешшен.
  3. По зажилью столбы понаставлены и надписи на них: «Бурым медведям ходу нет».

Раз вез мужик муки мешок: это было вверху, выше Лявли. Вот мужик и обронил мешок в лесу.

Медведь нашел, в муке вывалялся весь и стал на манер белого. Сташшил лодку да приехал в город: его водой да поветерью несло; он рулем ворочал. До рынка доехал, на льдину пересел.

Думал сначала промышлять семечками да квасом, аль кислыми штями, а потом, думат, разживется и самогоном торговать начнет. Да его узнали. Что смеху-то было! В воде выкупали! Мокрехонек, фыркат, а его с хохотом да с песнями робята за город погнали. За Уймой медведь заплакал.

Ну, у нас народ добрый: ему вязку калачей, сахару полпуда да велели в праздники за шаньгами приходить.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=122913&p=15

Сказки

(Слышал у Малины)

Я вот с дедушкой покойным (кабы был жив – поддакнул бы) на корабле через Карпаты ездил.

Перва путина все в гору, все в гору. Чем выше в гору, тем больше волны.

Экой качки я ни после, ни раньше не видывал.

Вот простор, вот ширь-то! Дух захватыват, сердце замират и радуется.

Все видно, как на ладони: и города, и деревни, и реки, и моря.

Только и оставалось перемахнуть и плыть под гору с попутным ветром. Под гору завсегды без качки несет. Качат, ковды вверх идешь.

Только бы нам, значит, перемахнуть, да мачтой за тучу зацепили. И ни в ту, ни в ну.

Стой, да и все тут.

Дедушка относа боялся главне всего. А ну как туча-то двинет да дождем падет? Эдак и нам падать приведется. А если да над городом да днишшем-то угодим на полицейску каланчу али на колокольню?

  • Днишше-то прорвет, а на дырявом далеко не уедешь.
  • Послал дедушка паренька, – был такой, коком взяли его, и плата коку за навигацию была – бочка трески да норвежска рубаха.
  • Дедушка приказ дал:

– Лезь, малец, на мачту, погляди, что оно там нас держит? Топор возьми; коли надобно, то у тучи дыру проруби али расколи тучу.

  1. Парень свернулся, провизию забрал, сколько надо: мешок крупы, да соли, да сухарей.
  2. Воды не взял: в туче хватит.
  3. Полез.

Что там делал? Нам не видно. Чего не знаю, о том и говорить не стану, чтобы за вранье не ругали.

Ладно.

Парень там в туче дело справлят и что-то на поправку сделал. И уронил топор.

Мачты были так высоки, что топор, пока летел, весь изржавел, а топоришшо все сгнило. А мальчишка вернулся стариком. Борода большушша, седа!

Но дело сделал, – мачту освободил.

Дедушка команду подал:

– Право на борт! Лево на борт!

Я рулем ворочаю. Раскачали корабль. Паруса раскрыли. Ветер попутной дернул, нас и понесло под гору.

  • Мальчишке бороду седу сбрили, чтобы старше матери не был, опять коком сделали.
  • И так это мы ладно шли на корабле под гору, да что-то под кормой зашебаршило.
  • Глянули под корму, – а там мезенцы морожену навагу в Архангельск везут!
Читайте также:  Урок рисования для школьников по теме «осень»

За дровами и на охоту

(Старинная пинежская сказка)

Поехал я за дровами в лес. Дров наколол воз, домой собрался ехать да вспомнил: заказала старуха глухарей настрелять.

Устал я, неохота по лесу бродить. Сижу на возу дров и жду. Летят глухари, Я ружье вскинул и – давай стрелять, да так норовил, чтобы глухари на дрова падали да рядами ложились.

Настрелял глухарей воз. Поехал, Карьку не гоню, – куды тут гнать! Воз дров, да поверх дров воз глухарей.

Ехал– ехал да и заспал. Долго ли спал – не знаю.

Просыпаюсь, смотрю, а перед самым носом елка выросла! Что тако?

Слез, поглядел: между саней и Карькиным хвостом выросла елка в обхват толшшиной.

Значит, долгонько я спал. Хватил топор, срубил елку, да то ли топор отскочил, то ли лишной раз махнул топором, – Карьке ногу отрубил.

  1. Поскорей взял серы еловой свежой и залепил Карькину ногу.
  2. Сразу зажила!
  3. Думать, я вру все?

Подем, Карьку выведу. Посмотри, не узнашь, котора нога была рублена.

Как поп работницу нанимал

  • (Пинежская сказка)
  • Тебе, девка, житье у меня будет легкое, – не столько работать, сколько отдыхать будешь!
  • Утром станешь, ну, как подобат, – до свету. Избу вымоешь, двор уберешь, коров подоишь, на поскотину выпустишь, в хлеву приберешь и
  • спи – отдыхай!
  • Завтрак состряпашь, самовар согреешь, нас с матушкой завтраком накормишь —
  • спи – отдыхай!
  • В поле поработашь, али в огороде пополешь, коли зимой – за дровами али за сеном съездишь и —
  • спи– отдыхай!
  • Обед сваришь, пирогов напечешь: мы с матушкой обедать сядем, а ты —
  • спи – отдыхай!
  • После обеда посуду вымоешь, избу приберешь и —
  • спи – отдыхай!
  • Коли время подходяче, – в лес по ягоду, по грибы сходишь, али матушка в город спосылат, дак сбегашь. До городу – рукой подать, и восьми верст не будет, а потом —
  • спи – отдыхай!
  • Из города прибежишь, самовар поставишь. Мы с матушкой чай станем пить, а ты —
  • спи – отдыхай!
  • Вечером коров встретишь, подоишь, попоишь, корм задашь и —
  • спи – отдыхай!
  • Ужину сваришь, мы с матушкой съедим, а ты —
  • спи – отдыхай!
  • Воды наносишь, дров наколешь, – это к завтрему, и —
  • спи – отдыхай!

Постели наладишь, нас с матушкой спать повалишь. А ты, девка, день-деньской проспишь – проотдыхашь – во что ночь-то будешь спать?

  1. Ночью попрядешь, поткешь, повышивашь, пошьешь, и опять —
  2. спи – отдыхай!
  3. Ну, под утро белье постирашь, которо надо – поштопашь да зашьешь и —
  4. спи – отдыхай!

Да ведь, девка, не даром. Деньги платить буду. Кажной год по рублю! Сама подумай. Сто годов – сто рублев. Богатейкой станешь!

Как парень к попу в работники нанялся

Нанялся это парень к попу в работники и говорит:

– Поп, дай мне денег вперед хоть за месяц.

– На что тебе деньги? (Это поп говорит.)

  • Парень отвечат:
  • – Сам понимашь, каково житье без копейки.
  • Поп согласился:
  • – Верно твое слово, – како житье без копейки!

Дал поп своему работнику деньги вперед за месяц и посылат на работу. Дело было в утрях. Парень попу:

– Что ты, поп, где видано не евши на работу иттить!

Парня накормили и – опять гнать на работу. Парень и говорит:

– Поевши-то на работу? Да я себе брюхо испорчу. Теперича надобно полежать, чтобы пишша на место улеглась.

Спал парень до обеда. Поп на работу посылать стал.

– На работу? Без обеда? Ну, нет, коли время обеденно пришло, дак обедать сади.

Отобедал парень, а поп опять на работу гонит. Парень попу толком объяснят:

– Кто же после обеда работат? Уж тако завсегдашно правило заведено – тако положенье: опосля обеда – отдыхать.

Лег парень и до потемни спал. Поп будит:

– Хошь теперича иди поработай!

– На ночь-то глядя? Посмотри-кось: люди добры за ужну садятся да спать валятся. То и мне надоть.

Парень поел, до утра храпел. Утром наелся, ушел в поле, там спал до полден. Пришел, пообедал и опять в поле спать. Спал до вечера и паужину проспал. К ужину явился, наелся. Поп и говорит:

  1. – Парень, что ты сегодня ничего не наработал?
  2. – Ах, поп, поглядел я на работу: и завтра ее не переделать, и послезавтра не переделать, а сегодня и приматься не стоит.
  3. Поп весь осердился, парня вон гонит:

– Мне экого работника не надобно. Уходи от меня!

– Нет, поп, я хошь и задешево нанялся, да деньги взял вперед за месяц и буду жить у тебя. Коли очень погонишь, я, пожалуй, уйду. Ежели хлеба дашь ден на десять.

Лень да отеть

(Старинная пинежская сказка, коротенька)

Жили– были Лень да Отеть.

Про Лень все знают: кто от других слыхал, кто встречался, кто и знается, и дружбу ведет. Лень – она прилипчива: в ногах путатся, руки связыват, а если голову обхватит, – спать повалит.

Отеть Лени ленивей была.

День был легкой, солнышко пригревало, ветерком обдувало.

Лежали под яблоней Лень да Отеть. Яблоки спелы, румянятся и над самыми головами висят.

  • Лень и говорит:
  • – Кабы яблоко упало мне в рот, я бы съела.
  • Отеть говорит:
  • – Лень, как тебе говорить-то не лень?

Упали яблоки Лени и Отети в рот. Лень стала зубами двигать тихо, с передышкой, а съела-таки яблоко. Отеть говорит:

– Лень, как тебе зубами-то двигать не лень?

Надвинулась темна туча, молнья ударила в яблоню. Загорела яблоня, и большим огнем. Жарко стало.

Лень и говорит:

– Отеть, сшевелимся от огня. Как жар не будет доставать, будет только тепло доходить, мы и остановимся.

  1. Стала Лень чуть шевелить себя, далеконько сшевелилась. Отеть говорит:
  2. – Лень, как тебе себя шевелить-то не лень?
  3. Так Отеть голодом да огнем себя извела.

Стали люди учиться, хоть и с леностью, а учиться. Стали работать уметь, хоть и с ленью, а работать. Меньше стали драку заводить из-за каждого куска, лоскутка.

А как лень изживем – счастливо заживем.

Словарь малоизвестных слов и выражений

  • Андели (ангелы) – возглас крайнего удивлении, восхищения, радости, иевуга.
  • Баситься – украшаться, прихорашиваться.
  • Баса – красота.
  • Буди – будто, словно.
  • В заболь – в самом деле, истинно, точно, всерьез.
  • Взабольшной – настоящий.

Втора – (что за втора!) чудо, диковина, небывальщина, вздор.

  1. Выгалить – выпрыгнуть, подняться вверх.
  2. Вызняться – подняться в воздух.
  3. Выступки – род женских башмаков свысокими передами и круглыми носками.
  4. Выть, в одну выть – за один раз, присест.
  5. Гал, в гал – в лет, вверх, с подскоком.
  6. Другомя – иначе.
  7. Гунушки – приятная улыбка.
  8. Изгаляться – зубоскалить, издеваться, поднять на смех.
  9. Карбас – беломорская лодка на четыре-десять весел под парусом.
  10. Кивать – бросать, кидать.
  11. Кокора – часть дерева с изогнутым корневищем.
  12. Корить – бранить, упрекать.
  13. Короб – кузовок, лукошко.
  14. Кротевька – женская шубка, телогрея, крытая парчой, штофом.
  15. Новы – кные, некоторые.
  16. Обрядня – женское хозявствование по дому, у печи.
  17. Обряжаться – стряпать, управляться у печи.
  18. Опекиши – всякое печенье.
  19. Оплечье – вставка, лоскут, полоса, образующая плечо.
  20. Парусоль – зонтик от солнца.
  21. Паужна – еда между обедом иужином.
  22. Пахать – мести, выметать.
  23. Передызье – часть крестьянского дома между собственно избой и хозяйственными пристройками.
  24. Пешня – железный лом с деревянной рукоятью.
  25. Поветерь – попутный ветер.
  26. Поветь – сеновал, навес или чердак дворового строения.
  27. Подволока – чердак.
  28. Порато – очень.
  29. Полагушка – деревянная посуда для молока.
  30. Порочка – черпак, большой ковш.
  31. Прибасы – украшения.
  32. Промышленники – промысловики.
  33. Ропак – громоздкая морская льдина, стоящая ребром.
  34. Рыбник – кулебяка или пирог с цельной рыбой.
  35. Скаться – от екать, мотать – бегать из угла в угол.
  36. Сочень (сгибень) – лепешка, испеченная с загнутыми краями.
  37. Спорыдать – всходить (о солнце).
  38. Туесье (туес) – берестяная посуда с тугой крышкой.
  39. Чищемина – расчищенная из-под леса новива.
  40. Шайка – деревянная посудина с ручками по бокам.
  41. Шаньга – ватрушка, сочень, просто лепешка.
  42. Шептала – сушеные персики, курага.
  43. Шаркунки – упряжной бубенчик, погремушка.
  44. Ширкать – шаркать, скрести, царапать.
  45. Штофник – шелковый сарафан.

Источник: https://iknigi.net/avtor-stepan-pisahov/29414-skazki-stepan-pisahov/read/page-14.html

Лень да Отеть, русская народная сказка читать онлайн бесплатно | Русская сказка

Русские народные сказки – это не просто сказочная история про животных или людей. Эти волшебные и красочные истории повествуют о том, как жил русский народ в стародавние времена. Какой у него был быт, домашняя утварь и жильё? Какими словами назывались те или иные, привычные для современников вещи?

Одной из таких детских сказок, знакомящих малышей со словами, бытующими в прежние времена, является сказка про «Лень да Отеть». Она знакомит детей с новыми, незнакомыми словами и несёт в себе глубокий житейский смысл.

Жили где-то на белом свете Лень и Отеть. С Ленью никого знакомить не нужно. Если человек сам не дружит с Ленью, то наверняка слышал о ней от кого-то. Или знает того, кем Лень овладела, опутала с ног до головы и не даёт жить и работать. А для работящего человека нет ничего хуже, чем прослыть лентяем. А Отеть ещё похлеще Лени будет — ещё ленивее, чем Лень.

Как-то раз, в тёплый летний денёк, когда солнышко ласково греет, а ветерок тёплый обдувает, как будто бы ласкает во всех сторон, лежали в саду, под яблоней Лень и Отеть. А яблоки у них над головой спелые, да румяные, так и просятся, чтобы их срывали и ели. Но для того, чтобы съесть яблоко, нужно было бы приложить усилие.

Читайте также:  Паустовский «растрёпанный воробей» читать полностью онлайн бесплатно

Но Лени и Отети было лень даже разговаривать, а не то, чтобы встать и сорвать яблоко. Лень лежала и мечтала о том, что если бы яблоко само упало ей в рот, то она б его съела. Отеть даже изумилась, как это Лени не лень разговаривать.

Так бы и лежали Лень и Отеть под яблоней. Да ветерок подул сильнее, и упало 2 яблока с дерева. Одно упало в рот Лени, а второе – в рот Отети. Лень медленно-медленно стала жевать яблоко. Так и жевала потихоньку, пока не съела. Отеть, которая была гораздо ленивее Лени, прямо изумилась, что Лени не лень было челюстями работать.

Нагнал ветер чёрных тучек, началась гроза. Ударила молния в яблоню, под которой лежали подруги, и дерево загорелось. Огонь стал разгораться сильнее и жар стал доходить до Лени и Отети. Стала Лень волноваться, потому что огонь стал подбираться близко. И стала она свою подругу просить отодвинуться подальше от горящего дерева. Ведь, если не шевелиться, то и сгореть заживо можно.

Стала Лень шевелиться, переволзая подальше от огня. Звала она последовать своему примеру и подругу Отеть. Но куда той было шевелиться, ведь ей всё было лень: разговаривать, кушать, шевелиться. Вот так и случилось, что Лень спаслась от огня, а Отеть сгорела заживо.

Этот случай стал примером для людей. Стали они думать, почему так произошло с ленивой Отетью. И пришли к выводу, что нужно учиться, даже если тебе лень это делать. Нужно работать, превозмогая лень.

И стали люди понимать, что если изжить лень, то жизнь их станет намного благополучнее. Потому что всё, что человек имеет в этой жизни, он должен заработать. А для того, чтобы хорошо и плодотворно работать, нужно учиться и читать умные книги.

Нужно приобретать хорошую профессию, которая и кормить будет, и моральное удовлетворение приносить будет.

Финал этой сказки вполне закономерный. Иначе и быть не могло, ведь Отеть, если бы и не сгорела в пожаре, то могла умереть от голода. И никто тут, кроме её лени, не был виноват.

Читайте русскую народную сказку «Лень да Отеть» онлайн бесплатно и без регистрации.

Источник: https://russkaja-skazka.ru/len-da-otet/

Читать онлайн "Ледяна колокольня (сказки)" автора Писахов Степан Григорьевич — RuLit — Страница 50

Без чиновников у нас житье было мирно. Работали, отжились, сытыми стали.

В старо время мы себя сказками-надеждами утешали. В наше время при общем народном согласье и реки с вами в согласье живут. Куда нам надо, туда и текут. И рыбу, каку нам надо и куда нам надо, туда и несут.

  • ЛЕНЬ ДА ОТЕТЬ
  • Старинная пинежская сказка, коротенька
  • Жили были Лень да Отеть.

Про Лень все знают: кто от других слыхал, кто встре-чаася, кто и знается, и дружбу ведет. Лень — она прилипчива. в ногах путается, руки связыват, а если голову обхватит, спать повалит. Отеть Лени ленивей была.

День был легкой, солнышко пригревало, ветерком обдувало.

Лежали под яблоней Лень да Отеть. Яблоки спелы, румянятся и над самыми головами висят. Лень и говорит:

— Кабы яблоко упало мне в рот, я бы съела. Отеть говорит:

— Лень, как тебе говорить-то не лень? Упали яблоки Лени и Отети в рот. Лень стала зубами двигать тихо, с передышкой, а съела-таки яблоко. Отеть говорит:

— Лень, как тебе зубами-то двигать не лень? Надвинулась темна туча, молнья ударила в яблоню. Загорела яблоня, и большим огнем. Жарко стало. Лень и говорит:

— Отеть, сшевелимся от огня. Как жар не будет доставать, будет только тепло доходить, мы и остановимся. '. '

Стала Лень чуть шевелить себя, далеконько сшеве-лилась. Отеть говорит:

— Лень, как тебе себя шевелить-то не лень? Так Отеть голодом да огнем себя извела. Стали люди учиться, 'хоть и с леностью, а учиться. Стали работать уметь, хоть и с ленью, а работать. Меньше стали драку заводить из-за каждого куска, лоскутка. А как лень изживем — счастливо заживем.

СПЛЮ У МОРЯ

Анне Константиновне Покровской

День проработал, уработался, из сил выпал, пора пришла спать валиться. А куда? Ежели в лесу, то тесно: ни тебе растянуться, ни тебе раскинуться — дерева мешают, как повернешься, так в пень али во ствол упрешься. Во всю длину не вытянешься, просторным сном не выспишься. Повалиться в поле -тоже спанье не всласть. Кусты да бугры помеха больша.

Повалился спать у моря. Песок ровненькой, мягонь-кой. Берег скатывается отлого. А ширь-то — раскидывайся, вытягивайся во весь размах, спи во весь простор!

Под голову подушкой камень положил, один на двух подушках не сплю, пуховых не терплю, жидкими кажут. На мягкой подушке думы теряются и снам опоры нет.

Улегся, вытянулся, растянулся, раскинулся — все в полну меру и во всю охоту. Только без окутки спать не люблю. Тут мне под руку вода прибыла. Ухватил воду за край, на себя натянул, укутался. И так ладно завернулся, так плотно, что ни подвертывать, ни подтыкать под себя не надо. Всего обернуло, всего обтекло.

И слышу в себе силу со всей дали, со всей шири. Вздохну -море всколышется, волной прокатится. Вздохну — над водой ветер пролетит, море взбелит, брызги пенны раскидат.

Спал во весь сон, а шевелить себя берегся. Ежели ногой двину — со дна моря горы выдвину. Ежели рукой трону — берега, леса, горы в море скину.

Сплю, как спится после большой работы,— сплю молча, без переверта.

Чую, кто-то окутку с меня стягиват. Соображаю во сне' что за забаву нашли отдыху мешать? Я проснулся вполпросыпа. Глаза приоткрыл и вижу — солнце-то что вздумало?

Солнце дошло до края моря, на ту сторону заглядыват, ему надо было поглядеть, все ли там в порядке, а чтобы на той стороне долго не засидеться, солнце ухватилось за воду, за море, за мое одеяло — с меня и стаскиват.

Я за воду, за край ухватился, тут межень прошла; вода прибыла, я море опять на себя натянул, мне поспать надо, я ведь недоспал.

Солнце вверх пошло, меня пригрело. Я выспался так хорошо, что до сих пор устали не знаю.

Старики говорят: один в поле не воин. Я скажу — один в море не хозяин. Кабы в тогдашне время мог я с товарищами сговориться, дак мы бы всем работящим миром подняли бы море краем вверх, поставили бы стоймя и опрокинули бы на землю. Смыли бы с земли всех помыкающих трудящими, мешающих налаживать жизнь в общем согласье. Да это еще впереди. Теперь-то мы сговоримся.

СЛОВАРЬ МАЛОИЗВЕСТНЫХ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ

Андели (ангелы) — возглас крайнего удивлении, восхищения, радости, иевуга.

Баситься — украшаться, прихорашиваться. Баса — красота. Буди — будто, словно.

В заболь — в самом деле, истинно, точно, всерьез. Взабольшной — настоящий.

Втора — (что за втора!) чудо, диковина, небывальщина, вздор. Выгалить — выпрыгнуть, подняться вверх. В ы з н я ться — подняться в воздух. В ы с ту п к и — род женских башмаков с высокими передами и круглыми носками.

Выть, в одну выть — за один раз, присест. Га л, в гал -в лет, вверх, с подскоком. Другомя — иначе. Гунушки -приятная улыбка.

Изгаляться — зубоскалить, издеваться, поднять на смех. Карбас — беломорская лодка на четыре-десять весел под парусом. Кивать — бросать, кидать. Кокора — часть дерева с изогнутым корневищем. Корить — бранить, упрекать. Короб — кузовок, лукошко.

К р отев ь к а — женская шубка, телогрея, крытая парчой, штофом. Новы — кные, некоторые.

Обрядня — женское хозявствование по дому, у печи. Обряжа .ться — стряпать, управляться у печи. Опекиши — всякое печенье.

Оплечье — вставив» лоскут, полоса, образующая плечо. Парусоль — зонтик от солнца. Паужна — еда между обедом и ужином. Пахать — мести, выметать.

Передызье — часть крестьянского дома между собственно избой и хозяйственными пристройками.

Пешня — железный лом с деревянной рукоятью. Поветерь -попутный ветер.

Поветь — сеновал, навес или чердак дворового строения. Подволока — чердак. Порато очень.

Полагушка — деревянная посуда для молока, Порочка черпак, большой ковш. Прибасы — украшения. Промышленники -промысловики. Ропак — громоздкая морская льдина, стоящая ребром. Рыбник — кулебяка или пирог с цельной рыбой. Скаться — от екать, мотать — бегать из угла в угол. Сочень (сгибень) — лепешка, испеченная с загнутыми краями.

Спорыдать -всходить (о солнце). Туесье (туес) — берестяная посуда с тугой крышкой. Чищемина — расчищенная из-под леса новива. Шайка деревянная посудина с ручками по бокам. Шаньга — ватрушка, сочень, просто лепешка. Шептала — сушеные персики, курага. Шаркунки — упряжной бубенчик, погремушка. Ширкать — шаркать, скрести, царапать.

Штофник — шелковый сарафан.

Источник: https://www.rulit.me/books/ledyana-kolokolnya-skazki-read-103757-50.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector