Коваль: рассказы о животных читать

Коваль: Рассказы о животных читать

Опасайтесь лысых и усатых

Жанр: Детская проза

В сборник вошли рассказы для детей и взрослых из книги « Опасайтесь лысых и усатых»: « Чайник», « Ножевик», « Нулевой класс», « От Красных ворот», « Когдато я скотину пас… », « Четвертый венец», « Красная сосна», « Солнечное пятно», « Сиротская зима», « Слушай, дерево», « Веселье сердечное», « На ба Коваль: Рассказы о животных читать

Приключения Васи Куролесова

Жанр: Детские остросюжетные

Нехорошо смеяться над неудачами человека, но удержаться от смеха невозможно, когда узнаёшь, в какие передряги попадает парень Вася Куролесов То облезлого пса вместо розовых поросят принесёт домой, то водопроводчиком себя назовёт, а за это чуть не угодит под пулю, да много чего случается с Васей! Но Коваль: Рассказы о животных читать

Суер

Жанр: Русская классическая проза

Юрий Коваль Часть первая ФОК БУШПРИТГлавы I VI Шторм Глава VII Остров Валерьян Борисычей Глава VIII Суть песка Главы IX X Развлечение боцмана Главы XI XII Самсон Сеногной Глава XIII Славная кончина Гл Коваль: Рассказы о животных читать

Недопёсок

Жанр: Детская проза

Со зверофермы сбежал песец по кличке « Наполеон Третий» А дальше начались веселые приключения с поисками и погонями. Коваль: Рассказы о животных читать

Недопёсок (с иллюстрациями)

Жанр: Детская проза

Юрий Коваль Недопесок Посвящается Белле Ахмадулиной ЮРИЙ КОВАЛЬГоворят, что Юрий Коваль — писатель открытого сердца Родился ли он с таким сердцем, или раскрыл его по ходу дела — неизвестно Только для многих людей, кот Коваль: Рассказы о животных читать

Нулевой класс

Жанр: Русская классическая проза

Юрий Коваль Приехала к нам в дерсвню новая учительница Марья Семеновна. А у нас и старый учитель был Алексей Степанович. Вот новая учительница стала со старым дружить Ходят вместе по деревне, со вс Коваль: Рассказы о животных читать

От красных ворот

Жанр: Русская классическая проза

Юрий Коваль С братом Борей, дорогим моим братом Борей, мы плыли на лодке по реке Сестре. Я ленился Сидел на корме, шевелил босою ногой, подталкивал полуживых подлещиков, пойманных на манную кашу Под Коваль: Рассказы о животных читать

Избранное

Жанр: Детская проза

В этот том замечательного писателя Юрия Иосифовича Коваля входят циклы рассказов « Алый», « Листобой», « Чистый Дор», повести « Недопесок», « Приключения Васи Куролесова», « От Красных ворот» и « Полынные сказки» Открывается том интереснейшей статьей о жизни и Коваль: Рассказы о животных читать

Самая легкая лодка в мире

Жанр: Детская проза

Герой повести строит лодку, «самую легкую лодку в мире», и отправляется путешествовать по северным озерам Картины природы, написанные с мягким лиризмом, своеобразные характеры людей проходят перед читателем В пути героя ожидают странные происшествия, неожиданные встречи В книгу входят также рассказы Коваль: Рассказы о животных читать

Полынные сказки (с илл.)

Жанр: Сказки

Юрий Коваль Повесть о давних временах Это было… Давно это было. Это было, когда я ещё любил болеть Но только не сильно болеть Не так болеть, чтоб тебя везли в больницу и вкалывали десять уколов, а тихо болеть, подомашнему,

Капитан Клюквин

Жанр: Русская классическая проза

Юрий Коваль На Птичьем рынке за три рубля купил я себе клеста. Это был клестсосновик, с перьями кирпичного и клюквенного цвета, с клювом, скрещенным, как два кривых костяных ножа. Лапы у него были бел

Поздним вечером ранней весной

Жанр: Детская проза

Сборник маленьких рассказов, всего четыре цикла. Цикл « Алый»: рассказы о жизни на погранзаставе; « Алый», « Елец», « Козырек», « Особое задание», « Белая лошадь». Цикл « Чистый Дор»: о жителях деревни Чистый Дор. Цикл « Листобой»: рассказы об обской природе и лесных жителях; « Капитан Клюквин», « С

Сказка про Зелёную Лошадь (сборник)

Жанр: Сказки

Юрий Иосифович Коваль Сказка про тигрёнка на подсолнухе В нашей далёкой уссурийской тайге жилбыл тигрёнок Он был уссурийский от носа до кончика хвоста, и даже полосочки у него на спине были уссурийские Он дружил с белогрудыми медвежатами и с дядюшкой бурундуком, у которого на спине тоже были полосоч

Источник: https://dom-knig.com/author/2568

Юрий Коваль

Коваль: Рассказы о животных читать

Годы жизни: 9 февраля 1938 — 2 августа 1995 г.

С конца 80-х годов Юрий Коваль вёл в редакции семинар для начинающих авторов. На видео отрывки семинара, состоявшегося 25 мая 1995 года. Запись предоставлена Алексеем Внуковым.

Читайте статью о вручении премии им. Ю. Коваля.

Презентация о творчестве писателя.

О, какой был незабываемый праздник, когда писатель Юрий Коваль получил международный диплом Ганса Христиана Андерсена. Ведь подобный приз вручают только самым лучшим детским писателям планеты.

  • А Юрий Коваль и есть – лучший.
  • Это было ясно как апельсин задолго до премии, а теперь, спустя годы, мы окончательно осознали – что рядом с нами жил Мастер, одаривший мир удивительными книгами.
  • Именно целый мир – поскольку его книги переведены на английский, немецкий, французский языки, даже на китайский и японский.
  • На празднике Юрий Коваль сидел во главе стола посреди огромной планеты, которую он так любил – со всеми её морями и землями, деревьями и травами, зверями и птицами, жуками и гусеницами – в пиджаке благородного мышиного цвета.
  • Говорят, что этот пиджак цвета всё-таки снеговой тучи Юрий Коваль заказал одному портному из Торжка специально по такому торжественному случаю.

– А сидел я, Марина, – исправил бы меня достойный Юрий Иосифович, – не просто «посреди планеты с её деревьями и травами, зверями и птицами».

Сколько можно тебя учить? А посреди планеты с её грибами рыжиками, мать-мачехой, Иван-чаем, шиповником, медуницей, подснежниками, клевером и кашкой, жабником и ромашкой, черёмухой, вербой, рябиной и помидорами, тёмными глыбами лошадей, весенним небом, наполненным скворцами, грачами, жаворонками и пухом одуванчика, летящего над дорогой…

Однажды Юрий Коваль показал мне монокулярчик – ну, что-то вроде одноглазого бинокля. Ему его подарили на день рождения. Красненький такой, изогнутой формы, на кожаном ремешке. В одну сторону повернешь – всё вверх ногами. В другую – нормально. И в то же самое время – ненормально! Особый вид открывается, не совсем тот, что был перед глазами.

К примеру, вместо сидящего на табуретке писателя, я увидела густые леса любимой им Вологодской области, в чёрном небе горело созвездие Орион, а сам Юрий Коваль – пробирается нехожеными тропами, окружённый героями своих книг.

Над ним летел клёст-сосновик, купленный Ковалём на Птичьем рынке за три рубля – с перьями кирпичного и клюквенного цвета, с клювом, скрещенным, как два костяных ножа, – певец Капитан Клюквин со своей собственной песней, которая рвалась у него из груди. Рядом бежала картофельная собака Тузик.

( «Дядь! – кричали издали ребятишки, когда я прогуливался с Тузиком. – А почему она картофельная?“ В ответ я доставал картофелину и кидал Тузику. Он ловко, как жонглёр, ловил её на лету и мигом разгрызал. Крахмальный сок струился по его кавалерийским усам»).

Впереди мчался на Северный полюс, увлекая за собой всю компанию, сбежавший со зверофермы песец – герой повести Коваля «Недопёсок Наполеон Третий». И какие-то близкие хриплые голоса – абсолютно неизвестно чьи – звали и кричали издалека:

– Юра, Юра, про нас напиши!..

Мне хотелось тоже отправиться в путь с этой умопомрачительной компанией, вступить в мир, полный таинственности, поражающий своими названиями. И я поняла, как это сделать! Надо взять и прочитать книгу Юрия Коваля. Причём любую: «Чистый Дор», «Листобой», «Кепка с карасями», «Пять похищенных монахов», «Пограничный пёс Алый», повести про Васю Куролесова – гения милицейского сыска…

  1. И тогда мир Коваля станет и вашим миром, а это – поверьте мне, настоящее приключение!
  2. Марина МОСКВИНА, писатель
  3. Рассказы Юрия Коваля из 5 выпуска журнала «Мурзилка» 1990 года — «Пантелеевы лепёшки» и «Висячий мостик».

Пантелеевы лепёшки

Прошлую ночь ночевали мы у деда Пантелея.

Давно, лет пятьдесят назад, срубил он в тайге дом и живет в нём один.

Добрались мы до Пантелея поздно ночью. Он обрадовался гостям, поста­вил самовар.

Долго мы сидели за столом, разго­варивали, пели песни. Пантелей больше молчал и всё вглядывался, какие они, городские-то люди. Чудными казались ему наши разговоры и песни, привезён­ные из города. Одна песня понравилась ему: «На улице дождь, дождь…»

Утром мы встали пораньше, затемно, а дед уже поднялся. Я заглянул к нему за перегородку. Там на столе горела свеча, и при свете её дедушка Пантелей месил тесто. Видно, собрался печь хлеб.

Взошло солнце. Мы стали собираться в дорогу и на прощанье решили сфотог­рафировать Пантелея.

— Вы, дедушка, снимите шапку — чего в шапке фотографироваться.

— Зачем её снимать? Она ведь голо­ву греет.

— Ну ладно, тогда возьмите в руки сеть, будто вы её чините.

Шапку Пантелей снимать не стал, а сеть взял в руки, покачивая головой и улыбаясь затеям городского человека.

Потом он сходил в дом и вынес что-то завёрнутое в тряпицу. Свёрток был го­рячий. Я развернул его и увидел тон­кие лепёшки из ржаной муки.

— Возьми,— сказал Пантелей.— На дорогу.

Когда мы перевалили гору Чувал и остановились передохнуть, я достал из мешка Пантелеевы лепёшки. Они вы­сохли и покрошились. Мы стали есть их, размачивая в ручье.

Ни соли, ни сладости не было в Панте­леевых лепёшках. Они были пресными как вода.

Я удивлялся: что за странные лепёш­ки, почему в них нет вкуса. Потом по­нял, что вкус есть, только уж очень про­стой. Такие лепёшки может, наверно, испечь только одинокий старик, живу­щий в тайге.

Коваль: Рассказы о животных читатьКоваль: Рассказы о животных читать

Висячий мостик

Неподалёку от деревни Лужки есть висячий мостик.

Он висит над речкой Истрой, и, когда идёшь по нему, мостик качается, зами­рает сердце и думаешь — вот улетишь!

А Истра внизу беспокойно течёт и вроде подталкивает: хочешь лететь — лети! Сойдёшь потом на берег, и ноги, как каменные, неохотно идут, недо­вольны, что вместо полёта опять им в землю тыкаться.

Вот приехал я раз в деревню Лужки и сразу пошёл на мостик.

А тут ветер поднялся. Заскрипел ви­сячий мостик, закачался. Закружилась у меня голова, и захотелось подпрыгнуть, и я вдруг подпрыгнул и — показа­лось — взлетел.

Далёкие я увидел поля, великие ле­са за полянами, и речка Истра разрезала леса и поля излучинами — полуме­сяцами, чертила по земле быстрые узо­ры. Захотелось по узорам полететь к великим лесам, но тут послышалось: — Эй!

  • По мостику шёл какой-то старик с палкой в руке.
  • — Ты чего тут прыгаешь?
  • — Летаю.

— Тоже мне жаворонок! Толстоно­сый! Совсем наш мост расшатали, то­го гляди оборвётся. Иди, иди, на берегу прыгай!

И он погрозил папкой.

Сошёл я с мостика на берег.

«Ладно,— думаю,— не всё мне пры­гать да летать. Надо и приземляться иногда“.

В тот день я долго гулял по берегу Истры и вспоминал зачем-то своих дру­зей. Вспомнил и Лёву, и Наташу, вспомнил маму и брата Борю, а ещё вспом­нил Орехьевну.

Приехал домой, на столе — письмо. Орехьевна мне пишет: Я бы к тебе прилетела на крылышках. Да нет крыльев у меня».

Коваль: Рассказы о животных читатьКоваль: Рассказы о животных читать

Рассказы из 2 выпуска журнала «Мурзилка» 2003 года — «Орехьевна», «Черноельник».

Орехьевна

Издали этот дом мне показался серебряным.

Подошёл поближе — и серебро стало старым-старым деревом. Солнце и ветер, снега и дожди посеребрили деревянные стены, крышу и забор.

  1. За забором ходила среди кур старушка и покрикивала:
  2. — Цыба-цыба-цыба… Тюка-тюка-тюка…
  3. — Хорошо-то как у вас, — сказал я, остановившись у забора.

— Что тут хорошего, аньдел мой? — сразу отозвалась старушка. — Лес да комары.

— Дом красивый, серебряный.

— Это когда-то он был красивый, сто лет назад.

— Неужели сто? А вам тогда сколько же?

— И не знаю, аньдел мой, не считаю. Но ста-то, верно, нету. Да ты заходи, посиди на стульчике, отдохни.

Читайте также:  Игра путешествие на день знаний, 2 класс

Я вошёл в калитку. Мне понравилось, как старушка назвала меня — «аньдел мой».

  • Она тем временем вытащила на улицу и точно не стул, а стульчик, усадила меня, а сама не присела.
  • Она то спускалась в сад, к курам, то подходила к забору I и глядела вдаль, то возвращалась ко мне.
  • — Посиди, посиди… Цыба-цыба-цыба… Отдохни

на стульчике… Отец-то мой, батюшка Орехий Орехьевич, этот дом сто лет назад построил. Вот тогда был дом золотой, а уж сейчас — серебряный… А больше нету ничего… комары да болота.

— Как звали вашего батюшку? — переспросил я.

  1. — Орехий, так и звали — Орехий Орехьевич.
  2. — А как же вас звать?
  3. — А меня — Орехьевна… Ты посиди, посиди на стульчике, не спеши… Цыба-цыба-цыба… Тюка-тюка-тюка… А ак ничего хорошего, аньдел мой, — лес да комары…

Черноельник

Скрытые от глаз, в глубине леса прячутся чёрные ёлки.

Если случайный человек забредёт в чёрноельник, он и не заметит, куда попал. Вроде бы все ёлки зелёные, а они-то — черны.

Точно так получается и с берёзами. Люди давно привыкли, что берёзы белы, и не замечают, что среди них много розовых.

Глубокой зимою, в оттепель, наткнулся я на чёрные ёлки. Ветки их были завалены снегом, и я не сразу понял, что они черны. И вдруг увидел, как зияет под снежными шапками странная чернота.

  • Стало как-то не по себе.
  • Я и раньше слыхал про чёрные ёлки, но думал, это так — болтовня.
  • Огляделся.

Чёрных ёлок было немного. Они стояли поодаль друг от друга и всё-таки окружали меня кольцом. Тут стало совсем неприятно, что ёлки кольцом, а я — в середине.

«Окружают, — подумал я. — Сейчас двинутся, и мне — конец».

Но ёлки не двигались. И ничто не двигалось, не шевелилось в глубоком зимнем лесу.

Тронул я чёрную ветку, и тут же обрушилась на меня с макушки снежная лавина, завалила снегом, снег набился за воротник.

— Ладно, ладно, — сказал я. — Не буду я вас трогать, не буду.

В руке у меня остались три еловых иголочки. Они были чёрные как уголь, а пахло от них обычной зелёной смолой. Я спрятал их в спичечный коробок.

Присел на пенёк, посидел, посмотрел.

Лес был завален снегом, но здесь, в черноельнике, было особенно глухо и темно. Совсем мало дневного света проникало в эту глухомань, а ёлки вбирали в себя свет, прятали под ветки, прижимали к стволам.

— Ну вот, — сказал я Орехьевне, вернувшись домой. — Видел чёрные ёлки. Три еловых иголочки принёс.

— А Дедку-то видел?

— Какого Дедку?

— Ну как же. Там, в глубине леса, стоят кольцом чёрные ёлки, а посредине Чёрный Дедко сидит. Там прячутся самые черные силы, таятся под ёлочками. Как же ты Дедку-то не видел?

— И не знаю как.

— Да ты вспомни. На пенёчке не Дедко ли сидел?

— На пенёчке я сам сидел.

— Ну-ну, — сказала Орехьевна и внимательно оглядела меня, — ты вроде пока не Дедко. Только глаз у тебя темноват. Смотри уж — не сглазь никого.

— Да что ты, что ты, — заволновался я. — Не буду.

— Тогда брось эти иголки в огонь. Я достал чёрные еловые иголочки и бросил их в печку. Они скрючились, вспыхнули и сгорели.

Коваль: Рассказы о животных читать

Коваль: Рассказы о животных читатьКоваль: Рассказы о животных читать

Коваль: Рассказы о животных читать

Источник: https://murzilka.org/izba-chitalnya/stikhi-i-rasskazy/jurijj-koval/

Коваль Юрий Иосифович

Коваль: Рассказы о животных читать

Коваль Юрий Иосифович (1938–1995), русский писатель. Родился 9 февраля 1938 в Москве. По окончании Московского государственного педагогического института (1960) с дипломом учителя русского языка и литературы, истории и рисования работал в сельской школе в Татарии. Во время учебы в институте увлекся искусством фрески, мозаики, скульптуры. Занимался также рисунком и живописью. Подружился со многими деятелями искусства, в числе которых были поэт и бард Ю.Ким, будущий театральный режиссер П.Фоменко и др.

В начале 1960-х годов Коваль начал публиковать произведения для детей. Наиболее известными из них станут Приключения Васи Куролесова (1974), Кепка с карасями (1974), Недопесок (1975), Пять похищенных монахов (1977), Полынные сказки (1987).

Во взгляде автора на мир чувствовалась чистота и непосредственность, поэтому созданные им герои – Вася Куролесов, песец Наполеон Третий, картофельная собака Тузик и др. – были любимы детьми. Увлекательные сюжеты (например, Приключения Васи Куролесова написаны в жанре детектива для детей) усиливали интерес маленьких читателей к произведениям Коваля.

Писатель был награжден дипломом А.Гайдара (1983), стал лауреатом Всесоюзного конкурса на лучшее произведение для детей (1987).

Вернувшись из Татарии в Москву, Коваль интенсивно работал как профессиональный художник и писатель. При жизни было опубликовано около 30 его книг, в основном детских или, как Листобой (1972) и Самая легкая лодка в мире (1984), предназначенных в равной мере маленьким и взрослым читателям.

Коваль подолгу жил в деревне Чистый Дор, описанной во многих его рассказах, и на Цыпиной Горе близ Ферапонтова монастыря (Вологодская обл.).

Одним из любимых его жанров стали прозаические миниатюры – как правило, рассказывающие о животных, о явлениях природы и деревенских жителях – дедушке Зуе, Пантелевне и др. Многие из этих миниатюр вошли в книгу АУА, увидевшую свет после смерти писателя.

Объясняя необычное название, Коваль писал: «Возможно, в этом слове есть и крик заблудившегося, и ответ успокаивающий, и плач ребенка, и возглас боли, и даже Агентство Улетающих Арбузов. А может, нет ничего, так – белиберда, пустяк».

Произведения, написанные Ковалем для взрослых, были менее известны читателям. После смерти Коваля был опубликован роман Суер-Выер (1996), над которым он работал в последние годы жизни (в 1996 роман отмечен премией «Странник» Международного конгресса писателей-фантастов).

Произведения Коваля переведены на все европейские, а также на японский и китайский языки.

Умер Коваль в Москве 2 августа 1995.

Источник: https://vogelz.ru/rasskazy/koval-yu-i

Юрий Коваль. Рассказы и сказки для детей. Произведения и биография

Прочитайте рассказы Юрия Коваля, и тогда тот мир, в котором жил и творил этот талантливый писатель, станет и вашим миром. И уж поверьте, это – самое увлекательное и настоящее путешествие не только для детей, но и для взрослых!  

Рассказы и сказки Ю.Коваля. Список произведений

  Алый Елец Козырёк Белая лошадь Капитан Клюквин Серая ночь Лабаз Лесник Булыга Белозубка У кривой сосны Нулевой класс Чайник Фарфоровые колокольчики Воробьиное озеро Стеклянный пруд Картофельная собака Гроза над картофельным полем Листобой Сказка про тигрёнка на подсолнухе Сказка про жену Змея Горыныча Сказка про волка Евстифейку Сказка про рыжего братишку Сказка про зелёную лошадь  

Читать рассказы других известных авторов Читать все рассказы и сказки Ю.Коваля.Список произведений  

Юрий Коваль – писатель-художник, о котором знают все: и взрослые, и дети.

Он, как никто другой, показал, что детская литература – это глубокий и неисчерпаемый источник, из которого можно питаться такой необходимой для жизни энергией.

Творчество Юрия Коваля известно за пределами России, его произведения неоднократно переводились как на европейские, так и на китайский и японский языки. Кроме того, по мотивам его книг даже сегодня снимают оригинальные мультфильмы и кинокартины.

Юрий Коваль. Краткая биография

Юрий Иосифович Коваль родился 9 февраля 1938 в Москве. Юрий увидел мир в самый разгар лютых морозов, в феврале месяце 1938 года,в городе Москва.

В составе семьи писателя были отец (начальник уголовного розыска Московской области) и мать (главный врач психиатрической больницы в Подмосковье).

Коваль Юрий Иосифович, биография которого начинается именно с Подмосковья, провел в этом краю практически все довоенное детство.

  После окончания войны семья переехала к Красным Воротам. Речь идет о районе города, о котором уже в зрелом возрасте было написано несколько биографических произведений. Здесь Юрий Коваль поступил в школу и заявил о себе как о будущем гении литературы. За школьной партой мальчик вместо математики занимался написанием стихов.

Это были и шуточные, и лирические строки, но уже настолько глубокие и проникновенные, что трогали за самые тонкие струны души.   После школы Юрий Коваль поступил в Педагогический институт имени Ленина в Москве.

Сначала его факультет готовил специалистов по русскому языку и литературе, а когда Коваль заканчивал его, то это уже был историко-филологический факультет. В институте писатель познакомился с огромным количеством известных людей и продолжал с ними дружбу практически всю жизнь.

  Первые произведения автора были напечатаны именно в институтской газете, здесь и началась творческая деятельность будущего гения литературы. Из института Юрий Коваль вышел с двумя дипломами: русского языка и литературы, истории и рисования. Общество узнало о Ковале-художнике не намного меньше, чем о Ковале-писателе.

Он интересовался особенностями живописи, мозаики, фрески, неоднократно принимал участие в выставках и даже сам иллюстрировал свои книги.   Первые произведения автора были напечатаны именно в институтской газете, здесь и началась творческая деятельность будущего гения литературы.

Из института Юрий Коваль вышел с двумя дипломами: русского языка и литературы, истории и рисования. Общество узнало о Ковале-художнике не намного меньше, чем о Ковале-писателе.

Он интересовался особенностями живописи, мозаики, фрески, неоднократно принимал участие в выставках и даже сам иллюстрировал свои книги.   Жизнь этого человека была невероятно насыщенной. Разносторонней личностью был

Юрий Коваль, биография которого рассказывает нам о том, что первые шаги его как педагога стали многообещающи. Он начал свою педагогическую деятельность в селе Емельяново. Преподавал русский язык, литературу, географию, историю, пение и другие предметы. В этот момент деятельность Коваля как писателя активизировалась, но, к сожалению, не все произведения были опубликованы.

  Именно в тот период Юрий Коваль определил, что хочет заявлять о себе как о детском писателе. «Взрослая» литература была слишком перенасыщена для него. Там не было и никогда не будет той непосредственности и непринужденности, как в детской. Именно поэтому Коваль Юрий Иосифович выбрал путь детского литератора.

  Первые детские произведения были опубликованы в соавторстве с Леонидом Мезиновым в 1966 году («Сказка о том, как строился дом», «Сказка про чайник»). Преподавательскую деятельность Коваль сменил на работу в журнале «Детская литература», потом «Мурзилка». В эти годы автор опубликовал биографические произведения «Алый» и «Чистый Дор».

  Писатель Юрий Коваль в это время определил свой жизненный и творческий девиз, который говорил о том, что нельзя постоянно работать в одном и том же жанре. Нужно чаще изменяться и осуществлять все новые и новые поиски. Работал автор и в жанре юмористических детективов, по мотивам которых вскоре были сняты мультфильмы.

Это хорошо известная как взрослым, так и детям повесть «Приключения Васи Куролесова».

За это произведение автор был удостоен третьей премии на Всесоюзном конкурсе детских книг. Франкфуртская ярмарка признала книгу одной из лучших во всем мире, после чего повесть перевели на несколько языков и издали во многих странах Европы. После огромнейшего успеха «Приключений Васи Куролесова» писатель издал продолжение истории: «Пять похищенных монахов» и «Промах гражданина Лошакова».  

Читайте также:  Игры на кухне с детьми 2-3-4 лет

Невероятный успех произведений Юрия Коваля позволил ему стать членом Союза писателей (благодаря рекомендациям Шергина Б. В. и Писахова С. Г. – авторитетных членов Союза писателей СССР). В благодарность за оказанное доверие Коваль печатает на страницах журнала «Мурзилка» сказки Шергина, а вскоре пишет сценарии и способствует съемкам мультфильмов по мотивам этих сказок.

  Биография этого выдающегося человека рассказывает читателю о многочисленных поездках на Урал, где писатель черпал идеи для своего творчества. Повесть «Недопесок» была написана именно по мотивам тех впечатлений, которые произвели на автора песцы со зверофермы на Урале. Но эта повесть не была принята миром, и после ее выхода в свет следующие произведения писателя не печатались. Но вместе с Эдуардом Успенским, писателем, которого постигла та же участь, Коваль обжаловал решение о запрете, и тиражирование их повестей было восстановлено.

Вскоре по мотивам произведений Юрия Коваля снимают фильмы: «Недопесок Наполеон III», «Пограничный пес Алый». За кадром фильмов звучат песни авторства Коваля, немного позже он и сам играет роль в «Марке страны Гонделупы».

Невероятная творческая активность и стремление к совершенству – вот что двигало Юрия Коваля постоянно вперед.

Как уже говорилось, писатель был неравнодушен к путешествиям: Урал, Север, Вологда, центр городской суеты и невероятная глушь поселка – все это описывалось в том или ином сочинении.  

Почетный диплом Международного совета литературы для детей и юношества был вручен Ковалю за повесть «Самая легкая лодка в мире». Он стал гением литературы для детей.

Никто не мог так тонко и проникновенно почувствовать детскую психологию и тем более описать ее.

«Полынные сказки» — истории немножко из уст мамы, немножко выдуманные, но настолько правдивые, что читаешь и веришь каждому слову.  

За эти сказки Юрий Коваль получил первую премию на Всесоюзном конкурсе детской книги. Планировалось победить и в Государственном, но не получилось.  

Благодаря огромному опыту писателя с 20-летним стажем Коваль имел честь проводить семинар для молодых детских писателей, организованный журналом «Мурзилка». Сначала занятия проводились в помещении издательства, а потом в мастерской самого Юрия Коваля.  

Это были последние годы жизни писателя. Он успел закончить свое самое главное и крупное произведение — «Суер-Выер». Это не роман, не повесть, это – «пергамент».

Сам Коваль оценил произведение достаточно высоко, как вскоре и его критики. Посмертно за «Суер-Выер» писателя удостоили премии Международного конгресса писателей-фантастов под названием «Странник».

Издано небольшое количество аудиоверсий романа и поставлен спектакль «Суер-Выер» в «Эрмитаже».

Смерть застала Юрия Коваля неожиданно, в 57 лет. Умер он от обширного инфаркта и похоронен рядом с родителями на Лианозовском кладбище. На творчестве этого человека выросло несколько поколений детей во всем мире, а книги его до сих пор ждут новых маленьких читателей. ——————————————————— Юрий Коваль.Рассказы и сказки для детей. Читаем бесплатно онлайн  

Читать рассказы других известных авторов Читать все рассказы и сказки Ю.Коваля.Список произведений

Источник: https://slovobelova.ru/yurij-koval

Юрий Коваль — Про них (Рассказы)

Коваль Юрий Иосифович

Про них (Рассказы)

  • Юрий Иосифович Коваль
  • Про них
  • Рассказы
  • Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.
  • СОДЕРЖАНИЕ
  • Стеклянный пруд
  • Орехьевна
  • Дед, баба и Алёша
  • В берёзах
  • Букет
  • Тучка и галки
  • Бабочка
  • Снегири и коты

«Лес, лес! Возьми мою Глоть!»

  1. Русачок-травник
  2. Орион
  3. Сирень и рябина
  4. Пылшыкы
  5. Шатало
  6. Муравьиный царь
  7. Снегодождь
  8. Снеги белы
  9. Солнце и снег
  10. Черноельник
  11. Ворона
  12. Заячьи тропы
  13. Прорубь
  14. Шапка дяди Пантелея
  15. Дождь в марте
  16. Висячий мостик
  17. Герасим Грачевник
  18. Соловьи
  19. Поздним вечером ранней весной
  20. Медведица кая
  21. Полёт
  22. Озеро Киёво
  23. Три сойки
  24. Большой ночной павлиний глаз
  25. Про них
  26. СТЕКЛЯННЫЙ ПРУД

В деревне Власово, слыхал я, есть Стеклянный пруд. «Наверно, вода в нём очень прозрачная, — думал я. — Видны водоросли и головастики. Надо бы сходить, посмотреть».

Собрался и пошёл в деревню Власово. Прихожу. Вижу: у самого пруда две бабки на лавочке сидят, рядом гуси пасутся. Заглянул в воду — мутная. Никакого стекла, ничего не видно.

— Что ж это, — говорю бабкам, — Стеклянный пруд, а вода — мутная.

— Как это так — мутная?! У нас, дяденька, вода в пруду сроду стёклышко.

— Где ж стёклышко? Чай с молоком.

— Не может быть, — говорят бабки и в пруд заглядывают. — Что такое, правда — мутная… Не знаем, дяденька, что случилось. Прозрачней нашего пруда на свете нет. Он ключами подземельными питается.

— Постой, — догадалась одна бабка, — да ведь лошади в нём сейчас купались, намутили воду. Ты потом приходи.

Я обошёл всю деревню Власово, вернулся, а в пруду три тракториста ныряют.

— Опоздал, опоздал! — кричат бабки. — Эти какое хошь стекло замутят, чище лошадей. Ты теперь рано утром приходи.

На другое утро к восходу солнца я пошёл в деревню Власово. Было ещё очень рано, над водой стелился туман, и не было никого на берегу. Пасмурно, как тёмное ламповое стекло, мерцал пруд сквозь клочья тумана.

А когда взошло солнце и туман рассеялся по берегам, просветлела вода в пруду. Сквозь толщу её, как через увеличительное стекло, я увидел песок на дне, по которому ползли тритоны.

А подальше от берега шевелились на дне пупырчатые водоросли, и за ними в густой глубине вспыхивали искры — маленькие караси. А уж совсем глубоко, на средине пруда, там, где дно превращалось в бездну, тускло вдруг блеснуло кривое медное блюдо. Это лениво повёртывался в воде зеркальный карп.

ОРЕХЬЕВНА

Издали этот дом мне показался серебряным.

Подошёл поближе — и серебро стало старым-старым деревом. Солнце и ветер, снега и дожди посеребрили деревянные стены, крышу и забор.

За забором ходила среди кур старушка и покрикивала:

— Цыба-цыба-цыба… Тюка-тюка-тюка…

— Хорошо-то как у вас, — сказал я, остановившись у забора.

— Что тут хорошего, аньдел мой? — сразу отозвалась старушка. — Лес да комары.

— Дом красивый, серебряный.

— Это когда-то он был красивый, сто лет назад.

— Неужели сто? А вам тогда сколько же?

— И не знаю, аньдел мой, не считаю. Но ста-то, верно, нету. Да ты заходи, посиди на стульчике, отдохни.

Я вошёл в калитку. Мне понравилось, как старушка назвала меня — «аньдел мой».

Она тем временем вытащила на улицу и точно не стул, а стульчик, усадила меня, а сама не присела. Она то спускалась в сад, к курам, то подходила к забору и глядела вдаль, то возвращалась ко мне.

— Посиди, посиди… Цыба-цыба-цыба… Отдохни на стульчике… Отец-то мой, батюшка Орехий Орехьевич, этот дом сто лет назад построил. Вот тогда был дом золотой, а уж сейчас — серебряный… А больше нету ничего… комары да болота.

— Как звали вашего батюшку? — переспросил я.

— Орехий, так и звали — Орехий Орехьевич.

— А как же вас звать?

— А меня — Орехьевна… Ты посиди, посиди на стульчике, не спеши… Цыба-цыба-цыба… Тюка-тюка-тюка… А так ничего хорошего, аньдел мой, — лес да комары…

  • ДЕД, БАБА И АЛЁША
  • Заспорили дед да баба, на кого похож их внук.
  • Баба говорит:

— Алёша на меня похож. Такой же умный и хозяйственный.

  1. Алёша говорит:
  2. — Верно, верно, я весь в бабу.
  3. Дед говорит:

— А по-моему, Алёша на меня похож. У него такие же глаза — красивые, чёрненькие. И наверно, у него такая же борода большая вырастет, когда Алёша и сам вырастет.

  • Алёше захотелось, чтоб у него выросла такая же борода, и он говорит:
  • — Верно, верно, я больше на деда похож.
  • Баба говорит:

— Какая борода большая вырастет, это ещё неизвестно. Но Алёша на меня куда сильнее похож. Он так же, как я, любит чай с мёдом, с пряниками, с вареньем и с ватрушками с творогом. А вот как раз самовар поспел. Сейчас посмотрим, на кого больше похож Алёша.

  1. Алёша подумал немного и говорит:
  2. — Пожалуй, я всё-таки сильно на бабу смахиваю.
  3. Дед почесал в затылке и говорит:

— Чай с мёдом — это ещё не полное сходство. А вот Алёша точно так же, как я, любит лошадь запрягать, а потом на санках в лес кататься. Вот сейчас заложим санки да поедем в лес. Там, говорят, лоси объявились, сено из нашего стожка щиплют. Надо поглядеть.

Алёша подумал-подумал и говорит:

— Знаешь, деда, у меня так странно в жизни получается. Я полдня на бабу похож, а полдня — на тебя. Вот сейчас чаю попью и сразу на тебя похож буду.

И пока пил Алёша чай, он точно так же прикрывал глаза и отдувался, как бабушка, а уж когда мчались на санках в лес, точно так, как дед, кричал: «Но-ооо, милая! Давай! Давай!» — и щёлкал кнутом.

В БЕРЁЗАХ

Мокрый берёзовый лес. С голых веток стекают капли тумана, падают глухо на землю.

За тёмными берёзами я увидел рыжее пятно — и медленно, неслышно вышла на опушку оранжевая лошадь. Она была такая яркая, будто вобрала в себя всю силу осени.

Опавшие листья вздыхали под её шагами. Верхом на лошади сидел человек в ватнике, в сапогах.

Лошадь прошла мимо, скрылась в глубине леса, и я понял, что скоро зима…

Не знаю почему, эта встреча весь день не выходила у меня из головы. Я вспоминал оранжевую лошадь, уносящую в глубину леса остатки осени, и в конце концов стал даже сомневаться: да видел ли я её вообще? Или придумал?

Читайте также:  Поделки из бисера своими руками для детей 7-8 лет. русалочка

Но человека в ватнике я, конечно, видел. Это был возчик Агафон, с которым мы каждый четверг паримся в бане.

БУКЕТ

Я вошёл в дом и застыл на пороге.

По полу разливалось молочное озеро. Вокруг него валялись осколки чашек, бутылка, ложки.

— Кто тут?! Кто тут, чёрт подери?!

В комнате всё было вверх дном. Только букет стоял на столе, целый и невредимый. Среди разгрома он выглядел как-то нагловато.

Показалось, что это букет во всём виноват.

Заглянул под печку, заглянул на печку — ни на печке, ни под печкой, ни в шкафу, ни под столом никого не было. А под кроватью я нашёл бидон, из которого вытекал белоснежный ручеёк, превратившийся в озеро.

Источник: https://libking.ru/books/child-/children/29180-yuriy-koval-pro-nih-rasskazy.html

Читать

Юрий Коваль, Борис Житков и Вера Чаплина

Весёлые рассказы о животных

Про обезьяну

Борис Житков

Мне было двенадцать лет, и я учился в школе. Раз на перемене подходит ко мне товарищ мой Юхименко и говорит:

– Хочешь, я тебе обезьянку дам?

Я не поверил – думал, он мне сейчас шутку какую-нибудь устроит так, что искры из глаз посыплются, и скажет: «Вот это и есть «обезьянка». Не таковский я.

– Ладно, – говорю, – знаем.

– Нет, – говорит, – в самом деле. Живую обезьянку. Она хорошая. Её Яшкой зовут. А папа сердится.

– На кого?

– Да на нас с Яшкой. Убирай, говорит, куда знаешь. Я думаю, что к тебе всего лучше.

https://www.youtube.com/watch?v=swU1kD7MLmg

После уроков пошли мы к нему. Я всё ещё не верил. Неужели, думал, живая обезьянка у меня будет? И всё спрашивал, какая она. А Юхименко говорит:

– Вот увидишь, не бойся, она маленькая.

Действительно, оказалась маленькая. Если на лапки встанет, то не больше полуаршина. Мордочка сморщенная, старушечья, а глазки живые, блестящие. Шерсть на ней рыжая, а лапки чёрные. Как будто человечьи руки в перчатках чёрных. Ha ней был надет синий жилет.

Юхименко закричал:

– Яшка, Яшка, иди! Что я дам!

И засунул руку в карман. Обезьянка закричала: «Ай, ай!» – и в два прыжка вскочила Юхименко на руки. Он сейчас же сунул её в шинель, за пазуху.

– Идём, – говорит.

Я глазам своим не верил. Идём по улице, несём такое чудо, и никто не знает, что у нас за пазухой. Дорогой Юхименко мне говорил, чем кормить.

– Всё ест, всё давай. Сладкое любит. Конфеты – беда. Дорвётся – непременно обожрётся. Чай любит жидкий и чтоб сладкий был. Ты ей внакладку. Два куска. Вприкуску не давай: сахар сожрёт, а чай пить не станет.

Я всё слушал и думал: я ей и трёх кус-ков не пожалею, миленькая такая, как игрушечный человек. Тут я вспомнил, что и хвоста у ней нет.

– Ты, – говорю, – хвост отрезал ей под самый корень?

– Она макака, – говорит Юхименко, – у них хвостов не растёт.

Пришли мы к нам домой. Мама и девочки сидели за обедом. Мы с Юхименко вошли прямо в шинелях. Я говорю:

– А кто у нас есть!

Все обернулись. Юхименко распахнул шинель. Никто ещё ничего разобрать не успел, а Яшка как прыгнет с Юхименки маме на голову; толкнулся ножками – и на буфет. Всю причёску маме осадил.

  • Все вскочили, закричали:
  • – Ой, кто, кто это?
  • А Яшка уселся на буфет и строит морды, чавкает, зубки скалит.

Юхименко боялся, что сейчас ругать его будут, и скорей к двери. На него и не смотрели – все глядели на обезьянку. И вдруг девочки все в один голос затянули:

  1. – Какая хорошенькая!
  2. А мама всё прическу прилаживала.
  3. – Откуда это?

Я оглянулся. Юхименки уже нет. Значит, я остался хозяином. И я захотел показать, что знаю, как с обезьянкой надо. Я засунул руку в карман и крикнул, как давеча Юхименко:

– Яшка, Яшка! Иди, я тебе что дам!

Все ждали. А Яшка и не глянул – стал чесаться меленько и часто чёрной лапочкой.

  • До самого вечера Яшка не спускался вниз, а прыгал по верхам: с буфета на дверь, с двери на шкаф, оттуда на печку.
  • Вечером отец сказал:
  • – Нельзя её на ночь так оставлять, она квартиру вверх дном переворотит.

И я начал ловить Яшку. Я к буфету – он на печь. Я его оттуда щёткой – он прыг на часы. Качнулись часы и стали. А Яшка уже на занавесках качается. Оттуда на картину, картина покосилась – я боялся, что Яшка кинется на висячую лампу.

Но тут уже все собрались и стали гоняться за Яшкой. В него кидали мячиком, катушками, спичками и наконец загнали в угол.

Яшка прижался к стене, оскалился и защёлкал языком – пугать начал. Но его накрыли шерстяным платком и завернули, запутали.

Яшка барахтался, кричал, но его скоро укрутили так, что осталась торчать одна голова. Он вертел головой, хлопал глазами и, казалось, сейчас заплачет от обиды.

Не пеленать же обезьяну каждый раз на ночь! Отец сказал:

– Привязать. За жилет – и к ножке, к столу.

Я принёс верёвку, нащупал у Яшки на спине пуговицу, продел верёвку в петлю и крепко завязал. Жилет у Яшки на спине застёгивался на три пуговки. Потом я поднёс Яшку, как он был, закутанного, к столу, привязал верёвку к ножке и только тогда размотал платок.

Ух, как он начал скакать! Но где ему было порвать верёвку! Он покричал, позлился и сел печально на полу.

Я достал из буфета сахару и дал Яшке. Он схватил чёрной лапочкой кусок, заткнул за щёку. От этого вся мордочка у него скривилась.

Я попросил у Яшки лапу. Он протянул мне свою ручку.

Тут я рассмотрел, какие на ней хорошенькие чёрные ноготки. Игрушечная живая ручка. Я стал гладить лапку и думаю: совсем как ребёночек. Я пощекотал ему ладошку! А ребёночек-то как дёрнет лапку – раз, и меня по щеке. Я и мигнуть не успел, а он надавал мне оплеух и прыг под стол. Сел и скалится. Вот и ребёночек!

Но тут меня погнали спать.

Я хотел Яшку привязать к своей кровати, но мне не позволили. Я всё прислушивался, что Яшка делает, и думал, что непременно ему надо устроить кроватку, чтоб он спал, как люди, и укрывался одеяльцем. Голову бы клал на подушечку. Думал, думал и заснул.

Утром вскочил и, не одеваясь, к Яшке. Нет Яшки на верёвке. Верёвка есть, на верёвке жилет привязан, а обезьянки нет. Смотрю, все три пуговицы сзади расстёгнуты. Это он расстегнул жилет, оставил его на верёвке, а сам драла. Я искать по комнате. Шлёпаю босыми ногами. Нигде нет. Я перепугался. А ну как убежал? Дня не пробыл, и вот на тебе! Я на шкафы заглядывал, в печку – нигде.

Убежал, значит, на улицу. А на улице мороз – замёрзнет, бедный. И самому стало холодно. Побежал одеваться. Вдруг вижу, в моей же кровати что-то возится. Одеяло шевелится. Я даже вздрогнул. Вот он где! Это ему холодно на полу стало, он удрал и ко мне на кровать. Забился под одеяло. А я спал и не знал. Яшка спросонья не дичился, дался в руки, и я напялил на него снова синий жилет.

Когда сели пить чай, Яшка вскочил на стол, огляделся, сейчас же нашёл сахарницу, запустил лапу и прыг на дверь. Он прыгал так легко, что казалось – летает, не прыгает. На ногах у обезьяны пальцы, как на руках, и Яшка мог хватать ногами. Он так и делал. Сидит, как ребёнок, на руках у кого-нибудь и ручки сложил, а сам ногой со стола тянет что-нибудь.

Стащит ножик и ну с ножом скакать. Это чтобы у него отнимали, а он будет удирать. Чай Яшке дали в стакане. Он обнял стакан, как ведро, пил и чмокал. Я уж не пожалел сахару.

Когда я ушёл в школу, я привязал Яшку к дверям, к ручке. На этот раз обвязал его вокруг пояса верёвкой, чтобы уж не мог сорваться. Когда я пришёл домой, то из прихожей увидал, чем Яшка занимается. Он висел на дверной ручке и катался на дверях, как на карусели. Оттолкнётся от косяка и едет до стены. Пихнёт ножкой в стену и едет назад.

Когда я сел готовить уроки, я посадил Яшку на стол. Ему очень нравилось греться около лампы. Он дремал, как старичок на солнышке, покачивался и, прищурясь, глядел, как я тыкаю пером в чернила. Учитель у нас был строгий, и я чистенько написал страницу. Промокать не хотелось, чтобы не испортить.

Оставил сохнуть. Прихожу и вижу: сидит Яков на тетради, макает пальчик в чернильницу, ворчит и выводит чернильные вавилоны по моему писанью. Ах ты, дрянь! Я чуть не заплакал с горя. Бросился на Яшку. Да куда! Он на занавески – все занавески чернилами перепачкал.

Вот оно почему Юхименкин папа на них с Яшкой сердился…

Но раз и мой папа рассердился на Яшку. Яшка обрывал цветы, что стояли у нас на окнах. Сорвёт лист и дразнит. Отец поймал и отдул Яшку. А потом привязал его в наказанье на лестнице, что вела на чердак. Узенькая лесенка. А широкая шла из квартиры вниз.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=544861&p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector