Коваль «мне ужасно интересно» читать

Люблю его, в чем признавалась, за книгу «Писатель и самоубийство». «Кладбищенские истории» понравились меньше — кажется, читала только «историческую» часть, пропуская «детектив».

Но тоже нашла много близкого; чего стоит одна фраза:
«не люблю достопримечательностей. Очевидно, оттого, что они слишком отполированы взглядами, про них и так всё известно, в них нет тайны…

»
Ну, и за японофилию и японоведение, конечно. Было интересно почитать:

Григорий Чхартишвили отвечает на вопросы (лето 2010):

Коваль «Мне ужасно интересно» читать
С моей точки зрения то, что вы делаете как Чхартишвили, безумно интересно, значимо, глубоко и серьезно. А то, что вы делаете в качестве Бориса Акунина, — скорее, некая игра. Как вы живете с таким колоссальным разрывом — смысловым, глубинным, интеллектуальным?

Григорий Чхартишвили: Я не один и тот же, я меняюсь. Первоначально я хотел просто развлечься и, если повезет, обрести финансовую свободу. Были и некоторые культур-мультур-задачи, но это, собственно, тоже из области «развлечься». «Пасти народы» я в голове не держал, да и сейчас подобных интенций не имею.

Я пишу с одной главной целью: прожить свою собственную, а не навязанную мне внешними обстоятельствами жизнь. Причем наиболее органичным и естественным для меня образом. Пчелка вырабатывает мед, крот роет землю, ворона гадит на голову, а филолог продуцирует тексты. Насчет разных имен – это просто. Жанра, полностью совпадающего с моим внутренним устройством, я пока еще не нашел.

Поэтому поворачиваюсь к себе и к читателю то одним боком, то другим.

У меня есть к Вам еще один личный вопрос. Я недавно был на Вашей «новой родине» в Сен-Мало и хотел бы спросить, почему многим русским писателям и деятелям лучше думается и живется вне собственной родины?

ГЧ: Про других ничего не знаю. Могу сказать про себя. Придумывается лучше здесь. Там лучше пишется. Видимо, воздух родины богат флюидами творчески-хаотческими и беден флюидами дисциплины.

[Сен-Мало (фр. Saint-Malo, брет. Sant-Maloù) — город и порт в Бретани на северо-западе Франции, находящийся на берегу Ла-Манша в устье реки Ранс].

Какими тремя национальными чертами японцев Вы бы украсили российский характер?

ГЧ: Сдержанность. Целеустремленность. А главное, трам-та-ра-рам, ВЕЖЛИВОСТЬ.

Как Вы отоситесь к таким явлениям современной японской массовой культуры, как аниме, разные-всякие «покемоны» и фильмы, перенасыщенные изощрённой жестокостью?

ГЧ: Ой, я в этом совсем не разбираюсь. И не особенно люблю. Не моя Япония.

И просто ответы, без цитирования вопросов:

Григорий Чхартишвили: Под «успешным романом» Вы имеете в виду бестселлер? Для того, чтобы он образовался, в идеале нужно сочетание трех факторов: качественный текст, толковая раскрутка и везение. При высокой величине третьего параметра два первых могут и отсутствовать.

…в принципе книжки, написанные вежливо, то есть легким языком, разумеется имеют больше шансов на коммерческий успех. Другое дело, что легкость изложения не обязательно означает скудость мысли. Как и стилистическая сложность не гарантирует нам мыслительных бездн.

Коваль «Мне ужасно интересно» читатьСчастье для меня – это когда я утром что-то написал и остался доволен. Случается такое, как и положено счастью, очень редко.

Я болен гиперграфией. Если не пишу, то вроде как и не существую. Литературу ничто не заменит – это единственный вид творчества, который делает невозможное: дает читателю шанс побыть другим человеком, продолжая оставаться собой. Слово богаче и пластичнее любых иных средств художественного воздействия. Япония, потому что эстетизация простоты мне милей, чем эстетизация сложности. Пишу я быстро, хоть и не так быстро, как в начале. Все слова мне надоели, а новые накапливаются с трудом… * * *

«Суров Борис Акунин, он же Григорий Шалвович», — подумала я, увидев оборонные подступы к его ЖЖ. Чтобы иметь право комментирования, требуется пройти тестирование на предмет вашего соционического типа.

Коваль «Мне ужасно интересно» читатьСимпатичный юморной дизайн, выполненный в стиле всего акунинского ЖЖ, — думала, что студией Тёмы Татьяныча, как и его мама, большого поклонника Акунина. Ан нет, сам ГШ указывает других тех-помощников. В общем, понять писателя легко — уж очень много досужих «хомячков» шарится по интернет-просторам, и не все любят проводить время, дрессируя, глумясь и экспериментируя над ними, как делает тот же Тёма.

Коваль «Мне ужасно интересно» читатьДа, а тест шуточный – ГШ просто призывает ЖЖ пользователей сбросить маски:

«Пришлите на адрес user.borisakunin@gmail.com письмо с Вашим именем, личным электронным адресом, результатом теста, а также, если пожелаете, с дополнительными сведениями о себе. Никто кроме меня этой информации не увидит, а мне интересно знать, с кем я разговариваю: пол, возраст, профессия, место жительства.

После этого я добавлю Вас в список членов Благородного Собрания, и Вы сможете оставлять комментарии. Если Вас не затруднит, в комментах прибавляйте к своему нику социотип — вместо визитной карточки». Как всё непросто, однако. Я, правда, в благородное собрание не рвусь. Но отмечаю: строг, но справедлив. Мы-то о нём знаем – почему и автору читаемого ЖЖ не узнать что-то о своих виртуальных собеседниках? Я лично тоже не люблю комментаторов-анонимов из «закрытых» блогов.

ГШ: «Для меня очень важно видеть тех, кто со мной разговаривает – не анонимов с никами, а живых людей. Мне ужасно интересно читать то, что вы пишете. Я впечатлен разнообразием профессий, возрастов, интересов, регионов. Так что снобизм, в котором меня упрекают некоторые знакомые, тут совершенно ни при чем, совсем наоборот».

Коваль «Мне ужасно интересно» читать
А новоначатый ЖЖ интересный.

История про собачьего сёгуна, например – проливающая свет не только на японцев, но и на ГЧ, заядлого собакофила, страдающего аллергией на предмет своей страсти! Вот это закон подлости.

Или (то, что у Кундеры называется «смешное бессмертие») «черный юмор судьбы», приводящей знаменитых людей к нелепому/ курьезному уходу в мир иной:
«нет ничего особенно умного в том, как умер Рильке (согласно распространенной версии, укололся о шип розы и получил заражение крови), но все-таки для поэта это недурно, даже логично», — уверяет ГЧ.
Никогда раньше не слышала этой версии смерти поэта, но на самом деле – поэтично; как красавица, уколовшаяся веретеном в детской сказке. Разве что без перспективы пробуждения.

Или статья:

Говорю это как человек, пролопативший страницы уголовной хроники русских газет, начиная с 1860-х годов (ранее в России то ли вообще не было преступности, то ли цензура не разрешала публиковать криминальные новости). Никакого изящества и вкуса в убийствах той эпохи нет. Обычное тупое зверство, часто бессмысленное и почти всегда пьяное. Газетные отчеты о душегубах «России, которую мы потеряли» вызывают тоску и отвращение. И всё время повторяется одно и то же: инфантильная неспособность понять что-то кроме сиюминутного шкурного интереса, без особенной заботы о последствиях. При этом не надо думать, что подобная одноклеточность присуща только людям «из простонародья». * * *
Григорий Чхартишвили, из «правил жизни»:
Коваль «Мне ужасно интересно» читатьВсю свою жизнь я находился под сильным влиянием японской культуры и японского отношения к жизни. И один из самых важных уроков заключается в том, что к делу, которым ты занимаешься, следует относиться не просто как к способу заработать на жизнь, или выдвинуться, или прославиться, а как к Пути.

В Японии человек может работать кондуктором в электричке или пекарем, но при этом относиться к своему делу с почтением и полной отдачей. Искать в нем смысл жизни. И действительно, не столь важно, чем ты занимаешься. Важно двигаться к совершенству.

Повсеместная эксплуатация секс-тематики в современном мире означает, что рекламопотребляющая часть человечества а) сыта; б) не скована страхом. Как известно, при недоедании или в состоянии стресса половой инстинкт подавлен.

Иногда я чувствую себя каллиграфом, который пишет поэмы на рисовых зернышках, а потом эти зернышки ссыпают в пакеты и продают на килограммы. Наверное, так и должно быть. Поэмы нужны мне, читателю нужен рис. Всё по-честному.

  • полный текст, Esquire
  • материалы ГШ в этом блоге

* * *

Источник: http://elena-v-kuzmina.blogspot.com/2010/12/grigory-chkhartishvili-interview-lj.html

Читать

  • Александра Яковлевна Бруштейн
  • В рассветный час
  • Книга вторая

Глава первая. СВОЕЙ ДОРОГОЙ

— Спать! — командует мама.

— Мамочка…

— Ничего не «мамочка»! Спать!

— Но ведь сейчас только восемь… Я всегда до девяти!

— Тебе надо хорошенько выспаться! — отчеканивает мама с необычной для нее твердостью. — Чтобы завтра не проспать, не опоздать, сохрани бог, на уроки!

Конечно, это серьезный довод. И я подчиняюсь, хотя и очень неохотно.

— Все равно не засну… — ворчу я, укладываясь в постель. — Как я могу заснуть в восемь часов! Цыпленок я, что ли?

С этой мыслью — «все равно не засну!» — я лежу в постели. Поль, моя учительница французского языка, тоже почему-то улеглась в такую рань, одновременно со мной. Она очень волнуется за меня, даже несколько раз в течение этого дня принималась сосать лепешечки из своей заветной коробки.

Эти лепешки — ужасно невкусные! — сделаны из сока дерева эвкалипт. Такое красивое название, и такие противные на вкус лепешки! Они, собственно говоря, предназначены для лечения людей от кашля, но Поль принимает их от всех болезней: от головной боли, от сердцебиения, даже от ангины и расстройства желудка.

Поль уверяет, что эвкалиптовые лепешки — «совершенно волшебное лекарство!».

В общем, учиться пойду завтра я, а волнуется из-за этого весь дом! И не только Поль без конца ворочается в постели и сосет свои лепешечки. Даже маленький Кики, блекло-зеленый попугайчик, слепой на один глаз, — даже он сегодня почему-то не засыпает, шебаршит в своей клетке. При этом он издает порою тихие «звучки», словно жалуется:

«Где мой глаз? Почему у меня только один глаз?»

В другое время Поль сказала бы с гордостью: «О Кики такой умный! Он все понимает — как человек!».

Но сегодня Поль даже не замечает этого. Она так волнуется, что ей не до Кики…

Дверь в столовую открыта, и, лежа в кровати, я вижу все, что там делается. Мама за столом раскладывает пасьянс, но совершенно ясно, что карты ее не интересуют и она в них почти не смотрит. Порой она неожиданно задумывается и неподвижно глядит в одну точку. По другую сторону стола сидит наш старый друг доктор Рогов, Иван Константинович.

Он тоже раскладывает свой любимый пасьянс «Могила Наполеона» (он только этот один пасьянс и знает) и тоже часто отрывается от карт, словно его тревожат другие мысли. Папа ходит по столовой — взад-вперед, взад-вперед. А Юзефа отчаянно, на всю квартиру, гремит в кухне посудой и утварью, поминутно роняя на пол то одно, то другое.

Грохоту — на весь дом!

— Юзефа! — просит мама мягко. — Не гремите кастрюлями!

— А когда ж яны — бодай их, тыи каструли! — сами з рук рвутся! Як живые…

— Яков… — пробует мама остановить папино вышагивание по столовой. — Перестань метаться, как леопард в клетке!

— «Яков ты, Яков, цвет ты наш маков…» — вдруг напевает Иван Константинович. — Не мечись как угорелый. Ребенок и без того волнуется.

— Вспомни, как ты когда-то сам в первый раз пошел в гимназию, — напоминает мама.

Папа, по своему обыкновению, присвистывает:

— Фью-ю-ю! Это же было совсем другое дело!

— Почему «другое»?

— Потому, что я был пятнадцатилетний парень, почти взрослый. Моя мать хотела, чтобы я непременно стал ученым раввином. Меня учили всякой религиозной премудрости, а я мечтал учиться светским наукам — и в особенности математике и медицине!

— Вот! — радуется Иван Константинович. — В рифму со мной! Я в Военно-медицинскую академию из духовной семинарии подался. Меня папаша с мамашей в священники прочили… Как же ты все-таки, Яков Ефимович, в гимназию попал?

— Не попал бы! — говорит папа. — Не попал бы, если бы не мой отец. Он был целиком на моей стороне. Он нанял мне учителя — гимназиста последнего класса, и тот за три рубля в месяц занимался со мной потихоньку от моей матери, у нас на чердаке.

Мышей там было! Как-то мыши изгрызли латинскую и греческую грамматики Кюнера и Ходобая, и я, почти взрослый, заплакал, балда, навзрыд. Как ребенок!.. Отец ничего не сказал, только вздохнул — это ж было бедствие, катастрофа! — и стал шарить по карманам.

Выложил всю обнаруженную наличность — шестьдесят две копейки! — и дал мне. «На, сбегай в лавку, купи новые книжки…»

Лежа в постели, не подавая голоса, я внимательно слушаю папин рассказ. Я думаю о своем дедушке — папином отце. Этот дедушка ведь совсем неученый, только грамотный, а вот понимал, что детей надо учить, что для этого ничего не жалко. Молодец дедушка! Когда они с бабушкой вернутся с дачи в город, я ему скажу, что он хороший и я его люблю.

— Ну, в общем, — рассказывает папа в столовой, я благополучно одолел меньше чем за два года курс четырех классов гимназий — и выдержал экзамен экстерном при Учебном округе. Это было почти чудо: никто там экзаменов не выдерживал, всех резали.

Но я все-таки получил круглые пятерки: и за латынь, и за греческий, и по математике, и по всем предметам — и мне дали свидетельство от Учебного округа.

С этим свидетельством отец поехал — будто бы по делу! — в город Мариамполь, и там меня приняли в пятый класс местной гимназии…

— Почему в Мариамполе? — удивляется Рогов. — Почему не здесь, в своем городе?

— Что вы, что вы! — Папа, смеясь, машет рукой. — Здесь мамаша не дала бы мне учиться. Нет, отец разработал хи-и-итрый стратегический план! Мы с ним тайком перетаскали на чердак все мои книги и вещи. Отец, потихоньку от матери, купил мне на толкучке подержанную гимназическую форму: брюки, блузу с поясом, шинель, фуражку с гербом. Все это мы связали в узел.

Читайте также:  Поделки из бисера своими руками для детей 7-8 лет. русалочка

Поздно вечером отец посадил меня в поезд, идущий в Мариамполь. В вагоне он обошел всех пассажиров, всякому поклонился и сказал: «Вот это — Яков, мой сын, он едет учиться. Будьте ласковы, присмотрите за мальчиком».

А кондуктору отец дал гривенник: «Имейте в виду, мальчик у меня такой: если он начнет читать книжку, он до Парижа доедет! Так уж вы, пожалуйста, высадите его раньше: в Мариамполе!»

— Ну, и как ты доехал? — интересуется мама.

— Ох, лучше не спрашивай! Я ведь в первый раз в жизни ехал по железной дороге… Меня тошнило и мутило, как на океанском пароходе!

— А в Мариамполе как ты устроился?

— Роскошно! Я высадился со своим узелком и с семью рублями, которые мне дал отец. Нашел «ученическую квартиру», где за пять рублей в месяц давали угол и стол таким бессемейным гимназистам, как я. И зажил почти как принц!

— Почему только «почти»? — не выдержав, подаю я голос из своей комнаты.

— Смотри ты, она не спит!

— Ты скажи мне, почему только «почти как принц», папа, и я сию минуту усну!

— Да потому, что ведь принцы, насколько мне известно, не учатся в мариампольской гимназии, — по крайней мере, при мне там не было среди учеников ни одного принца. Ну, и конечно, принцы вряд ли живут на «ученических квартирах», не едят одну только картошку с селедкой… В общем, я думаю, что принцам ученье достается лучше, чем нашему брату.

— А учился ты хорошо, папа?

— Да как же иначе? — удивляется папа. — Я поступил прямо в пятый класс, проучился четыре года и кончил гимназию с медалью. Без медали меня не приняли бы в университет.

— Молодец! — хвалю я.

— Не я молодец, а мой отец: он моей головой пробил дверь к ученью всем моим шести младшим братьям.

— А как же бабушка?

— Бабушка поплакала, погоревала — и смирилась. Теперь она даже рада, гордится тем, что четверо из нас уже кончили университет и «вышли в люди». Остальные трое еще учатся… — Но тут, вдруг спохватившись, папа сердито кричит мне: — Да будешь ты наконец спать или нет? — и притворяет дверь из столовой.

Я благоразумно умолкаю.

«Все равно мне так рано не уснуть!» — продолжаю я думать. Кровать моя стоит у окна, и я вижу спокойное, глубокое ночное небо. Луна висит в небе, как золотая дыня.

Я вижу на ней глаза, нос, рот… Конечно, я знаю, что это горы на далекой луне, но до чего это похоже на человеческое лицо! Бывают вечера, когда луна смотрит на землю весело, добродушно — вот-вот улыбнется и подмигнет! И иногда у луны лицо недовольное и обиженно поджаты губы.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=4817&p=30

Сказки Усачёва Андрея для детей и взрослых читать на ночь — Страница 2 — «Ларец сказок»

  • 246 0 1 Мышарики. Книга Мышей для больших и малышей ЖИЗНЬ В ИСКУССТВЕ В мастерской художника – Эй, художник, разреши Поточить карандаши! – Поточить или погрызть? В прошлый раз вы сгрызли кисть! Скрипач – Как гениально он играет! – Мороз по коже продирает! Он – виртуоз с душой великой… Ты так попробуй, попиликай! Художник Мыша Что нужно для счастья Художнику …
  • 211 7 1 Небесный В доме бродит Домовой. В речке ходит Водяной. Леший водится в лесах. А Небесный — в небесах. Прямо в небе голубом У него просторный дом, И растут в его садах Сны цветные в облаках. Птиц Небесный кормит с рук, Поливает лес и луг, Или чистит небосвод, Или облако зашьёт. Светлым днём и в час ночной Он беседует …
  • 304 3 0 Нестриженый Федот Жил да был на свете Федот. Не стригся Федот целый год И смешил весь честной народ, ПОТОМУ ЧТО УЖАСНО БОЯЛСЯ ПАРИКМАХЕРОВ! Он так волосами зарос, Что торчал из копны только нос. Он гулял без шапки в мороз, НО ДРОЖАЛ, ЗАСЛЫШАВ О ПАРИКМАХЕРАХ! А потом он зарос, как стог,— Не видно ни рук, ни ног… И кормили …
  • 349 7 1 О птичках По вечерам в пасть к бегемоту Летает птичка на работу… Удобней чистить эубы птичкой, Чем зубочисткой или спичкой!
  • 177 9 0 Очень странный разговор Очень странный разговор Контролёр зашёл в трамвай. — Что такое? Ай-яй-яй! Прямо под сиденьем, Прячась и моргая, Белая собачка Ехала в трамвае. Удивился контролёр, На неё глядит в упор: — Попрошу, гражданка, Предъявить билет! А ему собачка: «У-у…» — скулит в ответ. Рассердился контролёр: — Что за странный …
  • 371 20 0 Паповоз Мы играли в паповоз, В самый быстрый паповоз, В самый лучший паповоз: Ехал я, а папа — вёз. Долго он не соглашался, Не хотел пыхтеть всерьёз, А потом как разошёлся — И поехал, и повёз! Сбили шкаф. Упало кресло. Стало нам в квартире тесно. Отправляемся во двор И летим во весь опор! Вот так папа! Ну и …
  • 336 6 0 Планета Кошек Есть где-то Кошачья планета. Там кошки, как люди, живут: Читают в постели газеты И кофе со сливками пьют. У них есть квартиры и дачи, Машины и прочий комфорт. Они обожают рыбачить И возят детей на курорт. Летают в заморские страны. Находят алмазы с кулак. Сажают на клумбах тюльпаны И даже разводят собак. …
  • 315 12 1 Подарок Моей знакомой лошади Сегодня восемь лет. Подарю я лошади Цветов большой букет. Лошадь их поставит в вазу И не станет кушать сразу.
  • 446 27 1 Привидение из Дедморозовки (повесть) Урок рисованияБольше всех остальных уроков снеговичок Морковкин не любил рисование. Ну не получалось у него — и всё тут. Ёлочки выходили у него кривые, домики — косые, снеговики — квадратные… Морковкин пробовал рисовать и правой рукой, и левой, и даже привязывал карандаш к морковке… И всё зря.— Эх, Морковкин, …
  • 632 22 6 Приключения «Котобоя» Правдивая история о приключениях котов на море и на суше Кот Василий, простота, Ловит удочкой кита: На крючок плюёт, плюёт – Только кит-то не клюёт! Старинная поморская песня История первая Коты выходят в море Деревня Котьма стоит на берегу Белого моря. Раньше в ней жили люди, а потом все перебрались …
  • 1749 65 19 Приключения маленького человечка В одном большом городе жил Маленький Человек. Был он маленький-маленький. И дом у него был маленький. И сад у него был маленький. Днём Маленький Человек ходил на работу, а вечерами сажал в своём саду тюльпаны или сидел на скамейке у ворот, курил маленькую трубочку и радовался тому, что всё вокруг такое …
  • 242 1 2 Пузово Шла по улице машина С очень мощным кузовом. А навстречу шёл мужчина С очень толстым Пузовом. Налетела та машина На мужчину с Пузовом. И рассыпалась машина Вместе с мощным кузовом. А мужчина посмотрел На остатки кузова… Ну, и Пузово своё Почесал конфузово. * * * Отправляясь в дальний путь С разным ценным …
  • 204 2 1 Путешествие в Мышляндию. Книга Мышей для больших и малышей МЫШАРИКИ Мышарики На нашем круглом шарике Живут себе мышарики: Живут в суровой Арктике И в жаркой знойной Африке. Вы спросите, что делают И как живут мышарики? К соседям в гости бегают, Грызут свои сухарики. Серьезные Мышарии В парламентах сидят, По-взрослому ушами и Усами шевелят. А мелкие мышарики …
  • 149 1 1 Пыльная песенка По полю дорожка кружит. По дорожке лошадка бежит. За лошадкой тележка звенит, А в тележке собачка лежит. Дорожка скрипит: скрип-скрип. Лошадка бежит: цок-цок. Тележка звенит: дзынь-дзынь. А собачка с тележки: гав-гав. А за ними дорожка пылится. А за ними пылища клубится. И несётся за ними песок Через …
  • 182 3 0 Сверчок Когда всё Стихает в ночи, Сверчок Сверчит у печи. Шлёт за Сигналом Сигнал, Выставив к небу антенны… А может быть, ищут Сверчки Разумную жизнь во вселенной? И летит Сверчиный запрос До Самых высоких звёзд: — СвеРРРчки! Отвечайте, СвеРРРчки! — В эфире одни щелчки. — СвеРРРчки! ГовоРРРит СвеРРРчок! — Но …
  • 154 3 0 Синхрофазотрон Есть у папы в кабинете СИНХРОФАЗОТРОН, В нём различные частицы — Атом и нейтрон. Мне ужасно интересно, Как устроен он. Разобрал я в две минуты СИНХРОФАЗОТРОН. Ничего я не увидел, Лишь пустой пенал… Я его потрогал пальцем И опять собрал. Только вышел почему-то Не такой прибор: Вместо СИНХРОФАЗОТРОНА СИНХРО-ФАЗОН-ТОР! …
  • 169 2 0 Снежная печка Сделал однажды я снежную печку. Вставил трубу и заслонку-дощечку. Веток подбросил в неё… Раз-два-три! Снежная печка, гори! Ветер взметнул над трубою дымок, И замерцал в очаге огонёк. Смогут теперь обогреться у печки Снежные маленькие человечки. Утром я печки своей не нашёл. Ночью буран её снегом замёл. …
  • 156 4 0 Сомбреро Вы видели когда-нибудь Сомбреро? Сомбреро — шляпа безразмерного размера, Под этой шляпой в жаркий день Сто человек влезают в тень… Такое я купил себе Сомбреро! Пускай дождливо на дворе и серо. Но если ты купил себе Сомбреро, Скачи на лошади вперёд, Пусть гром гремит и дождь идёт… И лошадь не промокнет …
  • 130 0 0 Стая и стадо Чем отличается стадо от стаи? Стадо пасётся. А стая — летает. Стая гусей улетает на юг. А стадо гусей ковыляет на луг. В этом отличие стаи от стада. Это запомнить как следует надо!
  • 624 4 3 Три брата-акробата Три брата-акробата Пошли однажды в парк: Один — с зонтом, Другой — с котом, А третий — просто так. Вдруг хлынул дождь… Скорей под зонт! Но мало проку в том: Втроём никак не влезть под зонт, Тем более — с котом. И всё же братья под дождём Пришли домой сухими: Один — с зонтом, Другой — с котом, А третий …
  • 183 0 0 Трубач и трубочист Трубач любил свою Трубу. А Трубочист — свою. Трубач играл в свою Трубу, А Трубочист — в свою. А вечерами Трубочист Звал в гости Трубача: Они сидели на трубе Они играли на трубе, И, громко хлопая себе, Плясали «Ча-ча-ча».
  • 269 5 0 Улитка Дождик лил как из ведра. Я открыл калитку И увидел средь двора Глупую Улитку. Говорю ей: — Посмотри Ты ведь мокнешь в луже… А она мне изнутри: — Это ведь снаружи! А внутри меня весна, День стоит чудесный! — Отвечала мне она Из скорлупки тесной. Говорю: — Повсюду мрак Не спастись от стужи! — А она в ответ: …
  • 267 6 0 Умная сорока Сорока кровать привязала к хвосту: — Ах, как хорошо отдыхать на лету! Сначала летишь, а устанешь слегка — Лежишь и любуешься на облака!.. Но раз, задремав на закате, Сорока свалилась с кровати. По счастью, она не разбилась… Она ведь С КРОВАТИ СВАЛИЛАСЬ!
  • 141 2 0 Учёный матрац Ужасный и чёрный, В квартире одной Жил страшно учёный Матрац надувной. Великим учёным Считался Матрац, Он знал одно слово ужасное: БАЦ! Матраца смертельно Боялся весь дом, Никто не скакал И не прыгал на нём. Пугали детей: — Вот проснётся Матрац… И всем нам устроит порядочный БАЦ! Но как-то Ужасный Учёный …
  • 239 3 1 Хамелеон Сколько костюмов у Хамелеона? Может быть, два, может, три миллиона. Что ни минута — меняется цвет: Красный, Оранжевый, Жёлтый, Зелёный, Голубой, Синий И цвет-Фиолет. Жёлтый костюм У него для пустыни. Выйдет к воде — Одевается в синий. Ходит по клумбе — Прямо букет — Красный, Оранжевый, Жёлтый, Зелёный, …
  • 255 7 2 Часы Часы идут за днями дни. Часы бегут за веком век… — Куда торопитесь, Часы? — Спросил однажды человек. Часы ужасно удивились. Задумались. Остановились.
  • 682 23 4 Чудеса в Дедморозовке (повесть) Далеко на севере, где-то в Архангельской или Вологодской области, есть невидимая деревня Дедморозовка. В этой деревне и проводит большую часть года Дед Мороз, его внучка Снегурочка, а также их помощники — снеговики и снеговички. В первой книге рассказывалось о том, как снеговики пошли в школу и готовились …
  • 208 4 0 Шкатулка Шкатулка Шкатулка — это штукалка Для всяких разных штук. Она побольше коробка, Но меньше, чем сундук. Шкатулка — это стукалка Для всяких разных штук. И если потрясти её, Услышишь: тук-тук-тук… Тук-тук-тук, Так-так-так, Бум-бум-бум, Бряк-бряк-бряк. Наверно, что-то важное В шкатулочке лежит: Не зря же …
  • 432 26 2 Школа в Дедморозовке (повесть) Далеко на севере, где-то в Архангельской или Вологодской области, есть невидимая деревня Дедморозовка. Невидимая, потому что накрыта она волшебным невидимым покрывалом. В этой деревне и проводит большую часть времени Дед Мороз и его внучка Снегурочка. А ещё там живут помощники Деда Мороза — снеговики …
  • 244 3 1 Шуршащая песня Шуршат осенние кусты, Шуршат на дереве листы. Шуршит камыш, И дождь шуршит, И мышь, шурша, В нору спешит. А там тихо-онечко шуршат Шесть шустрых маленьких мышат… Но все вокруг возмущены: — Как расшуршались шалуны! Шуршат на малышей кусты. Шуршат им с дерева листы. Шуршит рассерженный камыш. И дождь шуршит, …
  • 871 16 3 Эй, бабушки и дедушки! Эй, бабушки и дедушки, Чего дрожать от старости?! Давайте-ка побегаем, Попрыгаем от радости. Когда вы боты снимете И приметесь скакать, Вы вместе с ними скинете, Годков по двадцать пять. Давайте-ка попрыгаем, Попрыгаем, попрыгаем! И ручками уставшими Подвигаем, подвигаем! И ножками озябшими Потопаем, …
  • 183 5 0 Эх! — Эх, — вздыхали рыбаки,— Это разве судаки? Раньше вытащишь, бывало,— Хвост, бывало, в полруки! — Эх, — вздыхали судаки,— Раньше были червяки… Червяком одним, бывало, Наедалось полреки! — Эх, — вздыхали червяки,— Раньше врали рыбаки!.. Мы послушать их, бывало, Сами лезли на крючки!
Читайте также:  Сказка про деревья для детей дошкольников

Источник: https://usachjov-andrej-pisatel.larec-skazok.ru/?page=2

Читать онлайн Цветы под дождем и другие рассказы страница 38. Большая и бесплатная библиотека

В его глазах плясали озорные искорки. Что тут было смешного? Элеонор, озадаченная, обвела взглядом столовую. Может, молодая пара в углу? Нет, они не выглядят настолько обеспеченными.

Высокие элегантные мужчина и женщина за столиком у окна? Женщина, напоминающая породистую лошадь, смотрит в пространство, на лице у мужчины застыло выражение отчаянной скуки. Вряд ли они когда-нибудь дойдут до алтаря, что уж говорить о медовом месяце.

А как насчет молодых американцев, приехавших поиграть в гольф: загорелой девушки и подтянутого мужчины в темно-красном свитере и клетчатых брюках?..

  • Она встретилась глазами с Тони.
  • — Не имею ни малейшего понятия.
  • Он легонько мотнул головой.
  • — Та пара возле камина.

Элеонор посмотрела ему через плечо. И увидела их — мужчину и женщину, которые по возрасту могли быть ее родителями, а то и бабкой и дедом.

Серебристые седые волосы женщины собраны на затылке в тяжелый узел; мужчина плотный, лысеющий, с усами… На ней было простое, не стесняющее движений платье, на нем темный костюм со строгим галстуком. Обычная пожилая пара.

И одновременно необычная, потому что они явно наслаждались взаимной беседой, постоянно смеялись и неотрывно смотрели друг на друга.

Живленная Элеонор перевела взгляд на Тони.

— Ты уверен?

— Да. Уверен. Мистер и миссис Ренвик. Люкс для новобрачных.

— Ты хочешь сказать, они только что поженились?

— Очевидно, да. Ведь медовый месяц обычно бывает после свадьбы.

Элеонор снова поглядела на пару у камина. Женщина что-то рассказывала, мужчина, держа в руке бокал с вином, внимательно ее слушал. Очевидно, она пошутила, потому что он внезапно разразился смехом. Зрелище было завораживающее.

  1. — Может, — сказала Элеонор, — они много лет дружили, а потом ее муж и его жена умерли и они решили пожениться.
  2. — Может быть.
  3. — А может, она так и не вышла замуж и он после смерти жены смог наконец признаться, что всегда был в нее влюблен.
  4. — Может и так.
  5. — Или они встретились во время круиза и он был потрясен тем, как ловко она играет в шаффлборд.
  6. — И это тоже возможно.

— А ты не мог бы разузнать? Мне ужасно интересно!

— Я так и думал, что ты заинтересуешься.

Люкс для новобрачных. Она снова посмотрела на них, очарованная тем, как тепло они общались между собой. Мистер и миссис Ренвик.

— Что, если, — спросил Тони, — глядя на них, ты передумаешь? Или сможешь, наконец, определиться? Касательно наших отношений, я имею в виду…

Элеонор опустила глаза и принялась рассматривать скатерть. Преувеличенно аккуратно, словно это имело бог весть какое значение, поправила лежащий рядом с тарелкой нож. Потом сказала:

— Ты дал мне слово. Не надо нарушать его сейчас.

Вино было подано, опробовано и разлито по бокалам, бутылку официант оставил на столике.

— За что будем пить? — спросил Тони.

— Только не за нас с тобой.

— Тогда за новобрачных. Пожелаем им долгой и счастливой совместной жизни.

— Почему бы нет? — Они выпили, глядя поверх бокалов друг другу в глаза. «Я люблю его, — думала Элеонор. — Доверяю ему. Почему же я не доверяю самой себе?»

Утром после позднего завтрака они отправились на прогулку. День, к счастью, выдался прекрасный. Элеонор надела белые джинсы и рубашку, а поверх нее пуловер.

Они осмотрели сады и гигантский десятинный амбар, стоявший неподалеку от дома, а потом нашли укромную ложбинку близ заросших камышом берегов реки, куда не задувал ветер. Трава там была густая и очень зеленая, кое-где уже белели первые ромашки.

Они легли на землю и стали смотреть, как редкие облачка плывут по прозрачной небесной голубизне. Они лежали так тихо, что парочка любопытных лебедей подплыла к ним поближе, удивленная появлением незваных гостей в своем тихом уединенном мире.

— Как чудесно, — сказала Элеонор, — быть хозяином всей этой красоты. Расти здесь, принимая ее как должное. А став взрослым, ощущать усадьбу как часть себя. Часть своей жизни и часть своей личности.

— Но и ответственность это налагает нешуточную, — заметил Тони. — Конечно, на тебя работает много людей, но и ты должен думать о них тоже.

Когда крестьяне становились старыми, надо было заботиться о том, чтобы у них была крыша над головой, уголь для очага и запасы пищи. Надо было следить за тем, как возделывается земля, в каком состоянии находятся постройки, поддерживать церковь.

В старые времена все помещики были очень набожные. Они крепко верили в Бога и старались не разочаровать его.

— Наверняка это была очень приятная семья — владельцы усадьбы. В доме до сих пор такая чудесная атмосфера. Он очень гостеприимный. Тебе нравилось здесь работать?

— Да, — сказал Тони, — но через некоторое время я ощутил, что остановился в развитии и просто плыву по течению. Что мне недостает стимулов к деятельности.

  • — Разве люди — это недостаточный стимул?
  • — Для меня нет.
  • Она сказала:
  • — Если мы поженимся, не окажется ли, что мы тоже остановились в развитии и плывем по течению?
  • Тони открыл глаза, поднял голову и с удивлением посмотрел на нее.
  • — Я думал, мы не должны говорить о свадьбе.

— Похоже, мы все равно только о ней и говорим, пусть и не напрямую. Может, лучше будет нарушить обещание и поговорить в открытую? Мне только не хотелось бы, чтобы мы снова поссорились.

— Нам не обязательно ссориться. Собственно, для этого нет никакого повода. Я хочу жениться, а ты не хочешь выходить замуж. Все очень просто.

— Только не надо выставлять меня холодной и бесчувственной.

— Я знаю, что это не так, и ничего подобного не имею в виду. Слушай… — он приподнялся с земли и оперся на локоть. — Моя дорогая Элеонор, мы знакомы уже два года.

Мы доказали сами себе и всему миру, что это не просто страсть или интрижка, которой никогда не перерасти в серьезные отношения. — Он усмехнулся. Даже в самые сложные минуты чувство юмора никогда ему не изменяло. — В конце концов, мы уже не беззаботные юнцы.

Я боюсь пропустить самое интересное, как мистер и миссис Ренвик. Я хочу, чтобы мы с тобой жили и старились вместе.

— Я тоже, Тони. Я просто боюсь, что все пойдет не так.

— Ты хочешь сказать, как у моих родителей?

Его мать и отец развелись, когда Тони стукнуло пятнадцать, и с тех пор у каждого была собственная жизнь. Он никогда не обсуждал с Элеонор свои переживания по этому поводу и так и не познакомил ее с родителями.

— Ни один брак не идеален, — продолжал он. — Но это вовсе не значит, что мы повторим ошибки родителей. К тому же у твоих брак был очень счастливый.

— Да, они были счастливы. — Она отвернулась и стала выдергивать из земли травинки. — Но маме было всего пятьдесят, когда умер отец.

  1. Тони положил руку ей на плечо и развернул Элеонор лицом к себе.
  2. — Не обещаю, что буду жить вечно, но я очень постараюсь.
  3. Против своей воли Элеонор улыбнулась.
  4. — Я не сомневаюсь.

— Значит, мы все выяснили. Так сказать, разрядили обстановку. И теперь можем наслаждаться отдыхом.

Он посмотрел на часы.

— Время ланча. Потом я посажу тебя в машину, отвезу в Бродвей и угощу чаем со сливками, а вечером мы наденем свои лучшие наряды и пойдем на танцы. Постараемся произвести впечатление на других постояльцев.

Утром в воскресенье Тони, как и все обычные мужья, решил немного поиграть в гольф и пошел искать себе партнера. Он звал Элеонор с собой, но она отказалась, предпочтя гольфу завтрак в постели и чтение воскресных газет.

Примерно в одиннадцать часов она встала, приняла ванну, оделась и вышла на улицу. Погода была солнечная, хотя и не такая теплая, как вчера, поэтому она быстро пошагала по направлению к небольшому павильону, где располагался гольф-клуб.

Элеонор собиралась пройтись по полю и отыскать Тони.

Однако дойдя до павильона, Элеонор остановилась: она не знала поля и не могла решить, в каком направлении идти. Она как раз обдумывала, куда направиться, когда голос у нее за спиной произнес: «Доброе утро».

Элеонор обернулась и увидела счастливую новобрачную, миссис Ренвик, в твидовой юбке и пушистом свитере, удобно устроившуюся в плетеном кресле на веранде перед павильоном.

Она сидела на солнышке, надежно укрытая от ветра.

Элеонор улыбнулась.

— Доброе утро. — Она медленно двинулась по направлению к пожилой даме. — Я думала пройтись по полю, но не знаю, куда идти.

— Мой муж тоже играет в гольф. Думаю, они должны появиться вон оттуда. Я, правда, решила посидеть, а не идти вместе с ними. Почему бы вам не присоединиться ко мне?

Секунду Элеонор колебалась, а потом сдалась. Она пододвинула еще одно плетеное кресло и села рядышком с миссис Ренвик. Вытянула ноги и повернулась к солнцу лицом.

— Как хорошо!

— Гораздо лучше, чем бродить на ветру. Когда ушел ваш муж?

— Пару часов назад. Кстати, он мне не муж.

— О дорогая, извините! Значит, мы ошиблись. Мы решили, что вы женаты и думали даже, что у вас медовый месяц.

Элеонор показалось забавным, что Ренвики обсуждали их с Тони и строили предположения точно так же, как они про них.

— Нет, боюсь, это не так. — Она взглянула на правую руку миссис Ренвик, ожидая увидеть на пальце кольцо с бриллиантом, подаренное на помолвку, и еще одно, новенькое золотое — обручальное. Но никаких бриллиантов не было, а обручальное кольцо на ее морщинистой руке было старое, поцарапанное и истончившееся. Озадаченная, Элеонор нахмурилась, и миссис Ренвик это заметила.

— Что-то не так?

— Нет, ничего. Просто… мы подумали, что это у вас с мужем медовый месяц.

Миссис Ренвик запрокинула голову и рассмеялась совсем молодым жизнерадостным смехом.

Источник: https://dom-knig.com/read_254544-38

Читать онлайн "Путешествие в город чудаков" автора Ферра-Микура Вера — RuLit — Страница 20

Выбрать главу

Много макарон и много слёз

Господин Сентябрь и трое сыновей фрау Шнурпетер остановились перед домом Штенгелей.

— Господин Штенгель, — грозно начал Сентябрь.

— Я слушаю. Чем могу служить?

— Советую вам немедленно покинуть Плутен-Глупинг. Все жители возмущены вашим бегемотом. Он опрокинул на землю ковёр у моей соседки. Он стащил из беседки целый каравай хлеба. Он раздавил чайник.

Он прислонился к веранде и выдавил стекло. Он слопал целую корзину зелёной фасоли. Он повредил мотоцикл и напугал маленького ребёнка. Так дальше дело не пойдёт.

Вам нельзя оставаться в Плутен-Глупинге.

  • Папа Штенгель потёр подбородок.
  • — Я думал, в Плутен-Глупинге можно делать всё, что вздумается.
  • — Только не то, что вытворяет ваш бегемот, — возразил Сентябрь.
  • Фрау Свобода понюхала свой букет и робко спросила:
  • — А может, вы назовёте место, куда бы мы могли перебраться вместе с бегемотом?

— Я знаю такое место, — сказал Сентябрь, — и могу дать вам для поездки грузовик с прицепом. Платить не надо ни гроша. Лишь бы в Плутен-Глупинге опять воцарился мир.

  1. — Не нужен нам ваш грузовик, — гордо отказалась мама Штенгель.
  2. Но папа сунул руки в карманы и сказал:
  3. — Мы должны подумать сначала над вашим предложением, господин Сентябрь.

— Наверное, вы отправите нас в джунгли? — спросил Горошек.

— Ну, в джунгли мы ни за что не поедем, — сказала Анни. — Там водятся ядовитые мухи. И вообще, это не очень-то уютное местечко.

— Куда вас отвезут, об этом вы скоро узнаете, — сказал Сентябрь. — Сегодня после захода солнца придёт грузовик, и баста. Шнурпетеры и я сам поможем погрузить мебель и зверей.

— Как пить дать поможем, — подтвердили трое братьев.

— А мы назло останемся в Плутен-Глупинге! — заявила мама Штенгель.

Едва она произнесла эти слова, как на улице показался бело-голубой автофургон и затормозил прямо перед домом Штенгелей. На фургоне чёрными буквами было написано: «Фирма Глобус. Доставка мучных изделий на дом».

— Ура! — крикнула Анни. — Макароны прибыли!

Двое мужчин в серых спецовках вышли из машины, посмотрели на номер дома и принялись за выгрузку. Они нагромоздили вокруг дома горы пакетов с макаронами, а потом один из грузчиков достал из кармана листок бумаги.

— Вот счёт, — сказал он. — Кто будет глава семьи Штенгелей?

— Это я, — удивлённо сказал папа.

Тогда мужчина протянул счёт и сказал:

— Оплатите побыстрее. Мы очень спешим.

Папа Штенгель уставился на бумажку.

— Господа, — заикаясь, начал он. — Я не заказывал никаких макарон.

— Папа! — крикнула Анни. — Это я заказала, но я не думала, что директор пришлёт счёт. — Она взглянула на грузчиков и спросила: — Разве директор не читал моего письма? Ведь в нём было сказано, что у нас сейчас нет денег!

Мужчина, который передал счёт, сказал:

Читайте также:  Коваль: рассказы о животных читать

— Наш директор никогда не читает писем до конца. Он их получает ежедневно до пятисот штук. Во всяком случае, нам приказано получить деньги немедленно.

— Анни, — качая головой, сказала мама Штенгель. — Как тебе могло прийти в голову?..

А папа ещё раз посмотрел на счёт и добавил:

— Я в отчаянии, Анни!

Визенклее и фрау Свобода стояли со скорбными лицами. Горошек грыз ногти и смотрел в землю. И только Сентябрь с тремя братьями Шнурпетерами казались довольными.

Анни закрыла руками глаза и так заревела, что слёзы полились меж пальцев прямо на ботинки.

— Не сердитесь, — всхлипывала она, — не сердитесь, пожалуйста! Я ведь думала как лучше, нам же нужны макароны, а что теперь делать?..

Папа Штенгель сложил счёт и протянул его служащим фабрики.

— Простите, — сказал он. — Заказ был ошибкой. Вам придётся отвезти макароны обратно.

— Мы сделаем это только в том случае, если вы оплатите проезд. Мы потратили десять литров бензина и два часа рабочего времени. Всё вместе это будет стоить восемьдесят шиллингов.

— У меня всего шестьдесят, — сказал папа Штенгель.

— Но вы должны нам восемьдесят! — в ярости воскликнул грузчик.

Тут вмешался Сентябрь:

— Чтобы вы не угодили в тюрьму, я добавлю вам двадцать шиллингов. Но только при условии, что вы сегодня же покинете Плутен-Глупинг.

— Нам не остаётся ничего другого, — сказал папа Штенгель.

А мама сказала:

— Вы нас вынудили к этому. Добровольно мы бы и не взглянули на ваш грузовик.

— Мне ужасно интересно, куда мы поедем, — сказала фрау Свобода. — Само собой разумеется, я вас не оставлю. А вы, Визенклее?

Источник: https://www.rulit.me/books/puteshestvie-v-gorod-chudakov-read-293922-20.html

Книга: Оскверненная — ЛитВек — Читать онлайн — читать полностью — Страница 2

вцепилась в деда.

Тот смахнул с глаз слезы и прошептал:

– Дитя, это всетаки случилось! Наконец случилось… – Их лодку подхватили откатывающиеся от суши волны и понесли прочь по кипящему морю.

– Что случилось? – спросила Бравена; она догадывалась, что должна и сама сообразить, но была слишком поражена, чтобы думать.

– Разве ты не понимаешь, девонька? – Он обвел рукой поднявшуюся за кормой сушу. – Это же Дастелы! – Его лицо сияло радостью, несмотря на то, что из глаз по морщинистым щекам текли слезы. – Когдато здесь был город, прямо здесь – вон видишь здания? Может быть, это и есть порт Арута. Бравена, Мортред умер! Мы снова можем вернуться домой…

  • Послеморье, 1797
  • Аниара айси Терон
  • Запись в дневнике
  • 23 первого месяца Двух Лун, 1794

Делая записи в своей каюте на борту «Морского ветерка», я удивляюсь: неужели это в самом деле я, Аниара айси Терон, отправляюсь на Райские острова? Веснушчатая, совсем не романтичная, ничем не выделяющаяся Аниара – и принимаю участие в приключении, о котором большинство мужчин смеет только мечтать! Да не может такого быть! И все же именно я – незамужняя женщина, преодолевшая сопротивление семьи,– смотрю, как берега Келлса быстро уходят за горизонт, а впереди расстилается безбрежный океан. Ну разве это не приключение!

Правда, рядом со мной сидит сестра Лескаль айси Бог, читает религиозные трактаты и молится за мою заблудшую душу.

Мои родители согласились отпустить меня только при условии, что я отправлюсь в сопровождении старшей проповедницы ордена Эфирных монахинь, а уж сестра Лескаль наверняка может считаться старшей: ей, должно быть, около семидесяти.

Пожалуй, она слишком стара для подобного путешествия, но тем не менее глаза ее горят миссионерским рвением, когда она представляет себе, сколько языческих душ спасет.

Правда, гдето на борту пребывает Шор айсо Фаболд, которому поручено присматривать за Аниарой, «чтобы с ней не случилось ничего плохого, раз уж она настояла на этом своем сумасбродном желании». Бедный Шор… Он возненавидел меня, и мы, конечно, будем, насколько возможно, избегать друг друга.

Но увы: разве возможно избегать когото на корабле, который меньше, чем наш городской садик в Послеморье? Мы обедаем за одним столом, поднимаемся по одним и тем же трапам, прогуливаемся по одной и той же палубе. Мы вежливо киваем друг другу и желаем доброго утра, однако в душе Шор кипит.

Подумать только: было время, когда я была готова выйти за него замуж, если бы он сделал предложение, и считала бы себя счастливицей.

Это было до того, как он обнаружил мое непреклонное желание отправиться на Райские острова, до того, как узнал, что я читаю все переводы его бесед с Блейз Полукровкой и Келвином Гилфитером.

(Я уговорила молодого клерка из библиотеки Национального Общества научных, антропологических и этнографических исследований некеллских народов тайком снимать с них копии для меня в обмен на обещание обеспечить ему пост библиотекаря в загородном имении моего кузена.

Мы оба выполнили условия сделки. Ну вот, я и призналась в собственной греховности. Я совершенно бессовестная девица.)

Конечно, в том, с какой антипатией ко мне теперь относится Шор, много иронии.

Семена тех качеств, которые ему так не нравятся во мне, были посеяны в результате знакомства с рассказами Блейз Полукровки, – и именно он благодаря своим беседам с Блейз невольно открыл мне возможность иного будущего.

Блейз показала мне, что в жизни женщины могут быть не только покорность, благочестие и «прогулки по саду на свежем воздухе» ради поправления здоровья.

Да, бедный Шор… Он восхищался моим интеллектом и моей независимостью, но в конце концов возненавидел проявления того и другого. Сам факт, что я добилась официального королевского разрешения отправиться в путешествие – ее превосходительство супруга Протектора поручила мне изучить положение женщин в обществе Райских островов, – для него тяжелый удар.

В результате мы настороженно обходим друг друга и притворяемся, что равнодушны к нашему общему прошлому. Неловко, конечно, но я совершенно не раскаиваюсь в том, что сделала. Мой обман был скверным поступком, признаю, но Шор не давал мне читать записи его бесед с Блейз, так что выхода у меня не было.

Он раздразнил мое воображение рассказами о ней, но пытался скрыть от меня ее высказывания. Действительно ли я бесстыдная шлюха, как он назвал меня при нашей последней ссоре? Может быть.

Но я все равно не позволю ничему помешать мне найти эту женщину, которая родилась так далеко от меня, чья жизнь так отличалась от моего изнеженного существования – и во власти которой оказалось пробудить мою душу.

Здесь, на борту корабля, у меня с собой записи бесед с ней. Я не успела прочесть их все до отплытия. Я так еще и не узнала, сумел ли Руарт Виндрайдер, чья невозможная любовь к Флейм, Деве Замка с Цирказе, заставляла меня проливать слезы, пережить гибель дунмага Мортреда.

Мне отчаянно хочется выяснить, преодолела ли Флейм свое осквернение дунмагией, родила ли она ребенка – наследника Мортреда, который и был источником ее осквернения. Вышла ли Блейз замуж, и если да, то за кого? И мне ужасно интересно, что это за таинственная Перемена, которую так часто упоминает Блейз.

Я хочу узнать, что случилось с гхемфами: как и почему они исчезли. Шор рассказывал мне, что гхемфы наносили татуировки, говорящие о гражданстве, еще в тот год, когда на острова прибыли первые келлские исследователи, но потом неожиданно перестали.

Шор ни разу не видел ребенка, родившегося после 1780 года, у которого на мочке уха была бы татуировка.

А главное, мне хочется узнать, что произошло с магией. Прав ли Шор, который считает, что она – вымысел, рожденный воображением и суевериями, чтото вроде коллективной галлюцинации?

Может быть, мне удастся найти ответ на большинство этих вопросов, если я прочту остальные имеющиеся у меня копии документов. Оттуда, где я сижу, мне видны два сундука, поставленные друг на друга под иллюминатором; из них получился комод с блестящими медными ручками.

Все, что нужно сделать, – это открыть верхний ящик, и бумаги будут к моим услугам. И все же я не спешу их читать. У меня впереди месяцы путешествия, и следует распределить это богатство равномерно.

Может быть, сегодня вечером я позволю себе прочесть первые страницы… хоть несколько.

Чтото Лескаль не сидится на месте. Удивительное дело: мы всего два дня в пути, а я уже знаю ее так же хорошо, как веснушки на собственном носу. Я, пожалуй, утешу ее и предложу

Источник: https://litvek.com/br/77896?p=2

rrulibs.com

Вот — Живот-животок, Он не низок, не высок, Он не узок, не широк — Расчудесный такой Живот

Средних размеров.

Пробегала мимо Пышка-Ватрушка, Увидела Живот и спрашивает: — Это чей тут Животик-живот?

Кто-кто в невысоком живёт?

Никто ей не отвечает.

Обрадовалась Пышка и стала в Животе жить.

Пришла Плюшка-Пампушка, Увидела Живот и спрашивает: — Это чей тут Животик-живот?

Кто-кто в невысоком живёт? —

А из Живота отвечают: — Я, Пышка-Ватрушка, А ты кто? — А я — Плюшка-Пампушка. — Иди ко мне жить.—

И стали они жить вместе.

Тут прибежал Коржик: — Это чей тут Животик-живот? Кто-кто в невысоком живёт? — Я, Пышка-Ватрушка. — Я, Плюшка-Пампушка, А ты кто? — А я — Коржик-Без-Рук-Без-Ножек! — Иди к нам жить! —

И стали они жить втроём.

Скоро прискакал Куличик: — Это чей тут Животик-живот? Кто-кто в невысоком живёт? — Я, Пышка-Ватрушка. — Я, Плюшка-Пампушка. — Я, Коржик-Без-Рук-Без-Ножек, А ты кто? — А я — Куличик-Из-Муки-И-Яичек. — Заходи к нам! —

И стали они вчетвером жить.

Прибегает Пирог и спрашивает: — Это чей тут Животик-живот? Кто-кто в невысоком живёт? — Я, Пышка-Ватрушка. — Я, Плюшка-Пампушка. — Я, Коржик-Без-Рук-Без-Ножек. — Я, Куличик-Из-Муки-И-Яичек, А ты кто? — А я — Пирог-Зубами-Щёлк. — Заходи и ты! —

И стали они впятером жить.

Тут появился здоровенный Торт и спрашивает: — Это чей тут Животик-живот? Кто-кто в невысоком живёт? — Я, Пышка-Ватрушка. — Я, Плюшка-Пампушка. — Я, Коржик-Без-Рук-Без-Ножек. — Я, Куличик-Из-Муки-И-Яичек. — Я, Пирог-Зубами-Щёлк, А ты кто? — А я — Торт-Тортище-Слоёный-Бочище!

Свободного местечка не найдётся?

— Нету! Нету! — закричали все. Но Торт-Тортище упрямо полез в Живот:

Лез, лез, лез, лез…

— ОЙ, БАБУШКА! — закричал, испуганный Живот.— Я СЕЙЧАС ЛОПНУ… — КУШАЙ, КУШАЙ, ДЕТОЧКА! СКОРО

И БЛИНЧИКИ ПОДОСПЕЮТ!

Девица Бигелоу Любила страшно жвачку. Засунуть в рот жевачки Она могла хоть тачку: В гостях, в театре, дома… Набьёт жевачкой рот — И ходит как корова,

Жуёт, жуёт, жуёт.

Знакомые при встрече Ей говорят: — Хэллоу! — Ням-ням, хрюм-хрюм, — прочавкав,

Ответит Бигелоу.

— Простите, Бигелоу, Что вы сказали нам? — А Бигелоу снова:

— Чав-чав, хрюм-хрюм, ням-ням! —

Когда ж запас кончался Жевательной резинки, Девица принималась Жевать свои ботинки, Журнал «Шитьё и кройка», Салфетки, одеяла… Ну, в общем, всё, что только

Ей на зуб попадало:

Линолеум, обои, Хозяйственное мыло, А как-то у соседа Пол-уха откусила. Пришлось надеть девице

Намордник, как собачке…

Вот до чего доводит

Пристрастие к жевачке!

Стал рот у Бигелоу Страшней крокодилоу. И вот что с юной леди Потом произошлоу: Ей вскоре надоело Жевать жевачку зря — Она её решила

Надуть до пузыря.

Огромный пузырище Всё рос и рос во рту… И глупую девицу

Вдруг поднял в высоту!

И вскоре Бигелоу Куда-то унеслоу. И всюду принимали

Её за НЛОу!

Есть у папы в кабинете СИНХРОФАЗОТРОН, В нём различные частицы —

Атом и нейтрон.

Мне ужасно интересно, Как устроен он. Разобрал я в две минуты

СИНХРОФАЗОТРОН.

Ничего я не увидел, Лишь пустой пенал… Я его потрогал пальцем

И опять собрал.

Только вышел почему-то Не такой прибор: Вместо СИНХРОФАЗОТРОНА

СИНХРО-ФАЗОН-ТОР!

Я ничуть не огорчился. Взялся ещё раз… Только снова получился

СИНХРО-ФРОНО-ТАЗ!

Я себя с трудом взял в руки, Не считал ворон И собрал из этой штуки

СИНТРО-ФАЗО-ХРОН.

Вот беда! Вернётся папа… Что наделал сын?! Я закрыл глаза… и сляпал

ФАЗО-ТРОН-ХРО-СИН!

Ничего! Его к рассвету Снова соберу, Я ведь точно помню эту…

СИНТРО-ФАЗОН-ХРУ!

Однажды, роскошно одета, По полю гуляла Конфета. На ней был хорошенький фантик

И белый с ромашками бантик.

На ней было платье в горошек. И день был ужасно хороший… Стояло волшебное лето,

Сияла от счастья Конфета.

И вдруг вышли злобные люди С большими-большими губами. Ужасные, гадкие люди

С кривыми и злыми зубами.

Огромные дядьки и тётки И их нехорошие дети, Увидев малютку в обёртке,

Они потянулись к Конфете…

— Какая нелепая шутка! — Она закричала сердито… Беги же скорее, малютка,

Ведь это убийцы, бандиты!

Никто не придёт к ней на помощь! Конфета бежит от чудовищ, Дрожит её маленький фантик

И белый с ромашками бантик…

Как трудно живётся на свете Хорошенькой милой Конфете: Ей хочется жить без опаски

И верить лишь в добрые сказки.

Вы слышали историю Про два воздушных шарика? В одном летели умные, А дураки — в другом. И пели песню умные: — Мы умные, мы умные! Мы умные, и умные

Мы песенки поём!

Вы эту песню слышали? Не слышали? Не пели? Тогда, наверное, в другом

Вы шарике летели…

Начнём опять историю Про два воздушных шарика: В одном летели умные, А дураки — в другом. И пели песню умные: — Мы умные, мы умные! Мы умные, и умные

Мы песенки поём!

Вы эту песню слышали? И хором дружно пели? Тогда, конечно, с умными

Вы в шарике летели…

Итак, летят все умные В одном воздушном шарике, Летят по небу синему, Летят без дураков… А так как все мы умные, И все вы тоже умные, То шарик перегруженный

Бабахнет с облаков:

БАХ!

Дурацкая история Про два воздушных шарика: Как ни старайся умным быть,

Всё выйдешь дураком…

Летают хором дураки В одном воздушном шарике, А умные, как правило,

Всегда летят в другом!

Источник: http://rulibs.com/ru_zar/child_verse/usachev/3/j12.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector