Куприн «слон» читать текст полностью

Маленькая девочка нездорова. Каждый день к ней приходит доктор Михаил Петрович, которого она знает уже давно-давно. А иногда он приводит с собою еще двух докторов, незнакомых.

Они переворачивают девочку на спину и на живот, слушают что-то, приложив ухо к телу, оттягивают вниз нижнее веко и смотрят. При этом они как-то важно посапывают, лица у них строгие, и говорят они между собою на непонятном языке.

Потом переходят из детской в гостиную, где их дожидается мама. Самый главный доктор – высокий, седой, в золотых очках – рассказывает ей о чем-то серьезно и долго. Дверь не закрыта, и девочке с ее кровати все видно и слышно.

Многого она не понимает, но знает, что речь идет о ней. Мама глядит на доктора большими, усталыми, заплаканными глазами. Прощаясь, главный доктор говорит громко:

– Главное, – не давайте ей скучать. Исполняйте все ее капризы.

  • – Ах, доктор, но она ничего не хочет!
  • – Ну, не знаю… вспомните, что ей нравилось раньше, до болезни. Игрушки… какие-нибудь лакомства…
  • – Нет, нет, доктор, она ничего не хочет…

– Ну, постарайтесь ее как-нибудь развлечь… Ну, хоть чем-нибудь… Даю вам честное слово, что если вам удастся ее рассмешить, развеселить, то это будет лучшим лекарством. Поймите же, что ваша дочка больна равнодушием к жизни, и больше ничем… До свидания, сударыня!

– Милая Надя, милая моя девочка, – говорит мама, – не хочется ли тебе чего-нибудь?

– Нет, мама, ничего не хочется.

– Хочешь, я посажу к тебе на постельку всех твоих кукол. Мы поставим креслица, диван, столик и чайный прибор. Куклы будут пить чай и разговаривать о погоде и о здоровье своих детей.

– Спасибо, мама… Мне не хочется… Мне скучно…

– Ну, хорошо, моя девочка, не надо кукол. А может быть, позвать к тебе Катю и Женечку? Ты ведь их так любишь.

– Не надо, мама. Правда же, не надо. Я ничего, ничего не хочу. Мне так скучно!

– Хочешь, я тебе принесу шоколадку?

Но девочка не отвечает и смотрит в потолок неподвижными, невеселыми глазами. У нее ничего не болит и даже нет жару. Но она худеет и слабеет с каждым днем. Что бы с ней ни делали, ей все равно, и ничего ей не нужно. Так лежит она целые дни и целые ночи, тихая, печальная. Иногда она задремлет на полчаса, но и во сне ей видится что-то серое, длинное, скучное, как осенний дождик.

Когда из детской отворена дверь в гостиную, а из гостиной дальше в кабинет, то девочка видит папу. Папа ходит быстро из угла в угол и все курит, курит. Иногда он приходит в детскую, садится на край постельки и тихо поглаживает Надины ноги. Потом вдруг встает и отходит к окну.

Он что-то насвистывает, глядя на улицу, но плечи у него трясутся. Затем он торопливо прикладывает платок к одному глазу, к другому и, точно рассердясь, уходит к себе в кабинет.

Потом он опять бегает из угла в угол и все курит, курит, курит… И кабинет от табачного дыма делается весь синий.

Но однажды утром девочка просыпается немного бодрее, чем всегда. Она что-то видела во сне, но никак не может вспомнить, что именно, и смотрит долго и внимательно в глаза матери.

– Тебе что-нибудь нужно? – спрашивает мама.

Но девочка вдруг вспоминает свой сон и говорит шепотом, точно по секрету:

– Мама… а можно мне… слона? Только не того, который нарисован на картинке… Можно?

– Конечно, моя девочка, конечно, можно.

Источник: https://www.litres.ru/aleksandr-kuprin/slon/chitat-onlayn/

Александр Куприн — Слон

Маленькая девочка нездорова. Каждый день к ней ходит доктор Михаил Петрович, которого она знает уже давно-давно. А иногда он приводит с собою еще двух докторов, незнакомых.

Они переворачивают девочку на спину и на живот, слушают что-то, приложив ухо к телу, оттягивают вниз нижнее веко и смотрят.

При этом они как-то важно посапывают, лица у них строгие, и говорят они между собою на непонятном языке.

Потом переходят из детской в гостиную, где их дожидается мама. Самый главный доктор – высокий, седой, в золотых очках – рассказывает ей о чем-то серьезно и долго. Дверь не закрыта, и девочке с ее кровати все видно и слышно. Многого она не понимает, но знает, что речь идет о ней. Мама глядит на доктора большими, усталыми, заплаканными глазами. Прощаясь, главный доктор говорит громко:

– Главное, – не давайте ей скучать. Исполняйте все ее капризы.

  • – Ах, доктор, но она ничего не хочет!
  • – Ну, не знаю… вспомните, что ей нравилось раньше, до болезни. Игрушки… какие-нибудь лакомства…
  • – Нет, нет, доктор, она ничего не хочет…

– Ну, постарайтесь ее как-нибудь развлечь… Ну, хоть чем-нибудь… Даю вам честное слово, что если вам удастся ее рассмешить, развеселить, – то это будет лучшим лекарством. Поймите же, что ваша дочка больна равнодушием к жизни, и больше ничем… До свидания, сударыня!

– Милая Надя, милая моя девочка, – говорит мама, – не хочется ли тебе чего-нибудь?

– Нет, мама, ничего не хочется.

– Хочешь, я посажу к тебе на постельку всех твоих кукол. Мы поставим креслица, диван, столик и чайный прибор. Куклы будут пить чай и разговаривать о погоде и о здоровье своих детей.

– Спасибо, мама… Мне не хочется… Мне скучно…

– Ну, хорошо, моя девочка, не надо кукол. А может быть, позвать к тебе Катю или Женечку? Ты ведь их так любишь.

– Не надо, мама. Правда же, не надо. Я ничего, ничего не хочу. Мне так скучно!

– Хочешь, я тебе принесу шоколаду?

Но девочка не отвечает и смотрит в потолок неподвижными, невеселыми глазами. У нее ничего не болит и даже нет жару. Но она худеет и слабеет с каждым днем. Что бы с ней ни делали, ей все равно, и ничего ей не нужно. Так лежит она целые дни и целые ночи, тихая, печальная. Иногда она задремлет на полчаса, но и во сне ей видится что-то серое, длинное, скучное, как осенний дождик.

Когда из детской отворена дверь в гостиную, а из гостиной дальше в кабинет, то девочка видит папу. Папа ходит быстро из угла в угол и все курит, курит. Иногда он приходит в детскую, садится на край постельки и тихо поглаживает Надины ноги. Потом вдруг встает и отходит к окну.

Он что-то насвистывает, глядя на улицу, но плечи у него трясутся. Затем он торопливо прикладывает платок к одному глазу, к другому и, точно рассердись, уходит к себе в кабинет.

Потом он опять бегает из угла в угол и все… курит, курит, курит… И кабинет от табачного дыма делается весь синий.

Но однажды утром девочка просыпается немного бодрее, чем всегда. Она что-то видела во сне, но никак не может вспомнить, что именно, и смотрит долго и внимательно в глаза матери.

– Тебе что-нибудь нужно? – спрашивает мама.

Но девочка вдруг вспоминает свой сон и говорит шепотом, точно по секрету:

– Мама… а можно мне… слона? Только не того, который нарисован на картинке… Можно?

– Конечно, моя девочка, конечно, можно.

Она идет в кабинет и говорит папе, что девочка хочет слона. Папа тотчас же надевает пальто и шляпу и куда-то уезжает. Через полчаса он возвращается с дорогой, красивой игрушкой.

Это большой серый слон, который сам качает головою и машет хвостом; на слоне красное седло, а на седле золотая палатка и в ней сидят трое маленьких человечков.

Но девочка глядит на игрушку так же равнодушно, как на потолок и на стены, и говорит вяло:

– Нет. Это совсем не то. Я хотела настоящего, живого слона, а этот мертвый.

– Ты погляди только, Надя, – говорит папа. – Мы его сейчас заведем, и он будет совсем, совсем как живой.

Слона заводят ключиком, и он, покачивая головой и помахивая хвостом, начинает переступать ногами и медленно идет по столу. Девочке это совсем не интересно и даже скучно, но, чтобы не огорчить отца, она шепчет кротко:

– Я тебя очень, очень благодарю, милый папа. Я думаю, ни у кого нет такой интересной игрушки… Только… помнишь… ведь ты давно обещал свозить меня в зверинец посмотреть на настоящего слона… и ни разу не повез…

– Но, послушай же, милая моя девочка, пойми, что это невозможно. Слон очень большой, он до потолка, он не поместится в наших комнатах… И потом, где я его достану?

– Папа, да мне не нужно такого большого… Ты мне привези хоть маленького, только живого. Ну, хоть вот, вот такого… Хоть слоненышка.

– Милая девочка, я рад все для тебя сделать, но этого я не могу. Ведь это все равно как если бы ты вдруг мне сказала: папа, достань мне с неба солнце.

Девочка грустно улыбается.

– Какой ты глупый, папа. Разве я не знаю, что солнце нельзя достать, потому что оно жжется. И луну тоже нельзя. Нет, мне бы слоника… настоящего.

И она тихо закрывает глаза и шепчет:

Читайте также:  Беседа по теме новый год с детьми 1-2 класса

– Я устала… Извини меня, папа…

Папа хватает себя за волосы и убегает в кабинет. Там он некоторое время мелькает из угла в угол. Потом решительно бросает на пол недокуренную папиросу (за что ему всегда достается от мамы) и кричит горничной:

– Ольга! Пальто и шляпу!

В переднюю выходит жена.

– Ты куда, Саша? – спрашивает она.

  1. Он тяжело дышит, застегивая пуговицы пальто.
  2. – Я сам, Машенька, не знаю куда… только, кажется, я сегодня к вечеру и в самом деле приведу сюда, к нам, настоящего слона.
  3. Жена смотрит на него тревожно.

– Милый, здоров ли ты? Не болит ли у тебя голова? Может быть, ты плохо спал сегодня?

– Я совсем не спал, – отвечает он сердито. – Я вижу, ты хочешь спросить, не сошел ли я с ума? Покамест нет еще. До свиданья! Вечером все будет видно.

И он исчезает, громко хлопнув входной дверью.

Через два часа он сидит в зверинце, в первом ряду, и смотрит, как ученые звери по приказанию хозяина выделывают разные штуки. Умные собаки прыгают, кувыркаются, танцуют, поют под музыку, складывают слова из больших картонных букв. Обезьянки – одни в красных юбках, другие в синих штанишках – ходят по канату и ездят верхом на большом пуделе.

Огромные рыжие львы скачут сквозь горящие обручи. Неуклюжий тюлень стреляет из пистолета. Под конец выводят слонов. Их три: один большой, два совсем маленькие, карлики, но все-таки ростом куда больше, чем лошадь.

Странно смотреть, как эти громадные животные, на вид такие неповоротливые и тяжелые, исполняют самые трудные фокусы, которые не под силу и очень ловкому человеку. Особенно отличается самый большой слон.

Он становится сначала на задние лапы, садится, становится на голову, ногами вверх, ходит по деревянным бутылкам, ходит по катящейся бочке, переворачивает хоботом страницы большой картонной книги и, наконец, садится за стол и, повязавшись салфеткой, обедает, совсем как благовоспитанный мальчик.

Представление оканчивается. Зрители расходятся. Надин отец подходит к толстому немцу, хозяину зверинца. Хозяин стоит за дощатой перегородкой и держит во рту большую черную сигару.

– Извините, пожалуйста, – говорит Надин отец. – Не можете ли вы отпустить вашего слона ко мне домой на некоторое время?

Немец от удивления широко открывает глаза и даже рот, отчего сигара падает на землю. Он, кряхтя, нагибается, подымает сигару, вставляет ее опять в рот и только тогда произносит:

– Отпустить? Слона? Домой? Я вас не понимаю.

По глазам немца видно, что он тоже хочет спросить, не болит ли у Надиного отца голова… Но отец поспешно объясняет, в чем дело: его единственная дочь, Надя, больна какой-то странной болезнью, которой даже доктора не понимают как следует.

Она лежит уж месяц в кроватке, худеет, слабеет с каждым днем, ничем не интересуется, скучает и потихоньку гаснет. Доктора велят ее развлекать, но ей ничто не нравится; велят исполнять все ее желания, но у нее нет никаких желаний. Сегодня она захотела видеть живого слона.

Неужели это невозможно сделать?

И он добавляет дрожащим голосом, взявши немца за пуговицу пальто:

– Ну вот… Я, конечно, надеюсь, что моя девочка выздоровеет. Но… спаси бог… вдруг ее болезнь окончится плохо… вдруг девочка умрет?.. Подумайте только: ведь меня всю жизнь будет мучить мысль, что я не исполнил ее последнего желания!..

  • Немец хмурится и в раздумье чешет мизинцем левую бровь. Наконец он спрашивает:
  • – Гм… А сколько вашей девочке лет?
  • – Шесть.

– Гм… Моей Лизе тоже шесть. Гм… Но, знаете, вам это будет дорого стоить. Придется привести слона ночью и только на следующую ночь увести обратно. Днем нельзя. Соберется публикум, и сделается один скандал… Таким образом выходит, что я теряю целый день, и вы мне должны возвратить убыток.

– О, конечно, конечно… не беспокойтесь об этом…

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/prose-rus-classic/161764-aleksandr-kuprin-slon.html

Александр Куприн — Слон

1

Маленькая девочка нездорова. Каждый день к ней ходит доктор Михаил

Петрович, которого она знает уже давно-давно. А иногда он приводит с собоюеще двух докторов, незнакомых. Они переворачивают девочку на спину и наживот, слушают что-то, приложив ухо к телу, оттягивают вниз нижнее веко исмотрят.

При этом они как-то важно посапывают, лица у них строгие, иговорят они между собою на непонятном языке.Потом переходят из детской в гостиную, где их дожидается мама. Самыйглавный доктор — высокий, седой, в золотых очках — рассказывает ей очем-то серьезно и долго.

Дверь не закрыта, и девочке с ее кровати всевидно и слышно. Многого она не понимает, но знает, что речь идет о ней.Мама глядит на доктора большими, усталыми, заплаканными глазами. Прощаясь,главный доктор говорит громко:- Главное, — не давайте ей скучать. Исполняйте все ее капризы.

— Ах, доктор, но она ничего не хочет!- Ну, не знаю… вспомните, что ей нравилось раньше, до болезни.Игрушки… какие-нибудь лакомства…- Нет, нет, доктор, она ничего не хочет…- Ну, постарайтесь ее как-нибудь развлечь… Ну, хоть чем-нибудь…

Даювам честное слово, что если вам удастся ее рассмешить, развеселить, — тоэто будет лучшим лекарством. Поймите же, что ваша дочка больна равнодушиемк жизни, и больше ничем… До свидания, сударыня!

2

— Милая Надя, милая моя девочка, — говорит мама, — не хочется ли тебе

чего-нибудь?- Нет, мама, ничего не хочется.- Хочешь, я посажу к тебе на постельку всех твоих кукол. Мы поставимкреслица, диван, столик и чайный прибор. Куклы будут пить чай иразговаривать о погоде и о здоровье своих детей.- Спасибо, мама… Мне не хочется… Мне скучно…- Ну, хорошо, моя девочка, не надо кукол.

А может быть, позвать к тебеКатю или Женечку? Ты ведь их так любишь.- Не надо, мама. Правда же, не надо. Я ничего, ничего не хочу. Мне такскучно!- Хочешь, я тебе принесу шоколаду?Но девочка не отвечает и смотрит в потолок неподвижными, невеселымиглазами. У нее ничего не болит и даже нет жару. Но она худеет и слабеет скаждым днем.

Что бы с ней ни делали, ей все равно, и ничего ей не нужно.Так лежит она целые дни и целые ночи, тихая, печальная. Иногда оназадремлет на полчаса, но и во сне ей видится что-то серое, длинное,скучное, как осенний дождик.Когда из детской отворена дверь в гостиную, а из гостиной дальше вкабинет, то девочка видит папу.

Папа ходит быстро из угла в угол и всекурит, курит. Иногда он приходит в детскую, садится на край постельки итихо поглаживает Надины ноги. Потом вдруг встает и отходит к окну. Ончто-то насвистывает, глядя на улицу, но плечи у него трясутся. Затем онторопливо прикладывает платок к одному глазу, к другому и, точнорассердись, уходит к себе в кабинет.

Потом он опять бегает из угла в уголи все… курит, курит, курит… И кабинет от табачного дыма делается весьсиний.

3

Но однажды утром девочка просыпается немного бодрее, чем всегда. Она

что-то видела во сне, но никак не может вспомнить, что именно, и смотритдолго и внимательно в глаза матери.- Тебе что-нибудь нужно? — спрашивает мама.Но девочка вдруг вспоминает свой сон и говорит шепотом, точно посекрету:- Мама… а можно мне… слона? Только не того, который нарисован накартинке… Можно?- Конечно, моя девочка, конечно, можно.

Она идет в кабинет и говорит папе, что девочка хочет слона. Папа тотчасже надевает пальто и шляпу и куда-то уезжает. Через полчаса онвозвращается с дорогой, красивой игрушкой. Это большой серый слон, которыйсам качает головою и машет хвостом; на слоне красное седло, а на седлезолотая палатка и в ней сидят трое маленьких человечков.

Но девочка глядитна игрушку так же равнодушно, как на потолок и на стены, и говорит вяло:- Нет. Это совсем не то. Я хотела настоящего, живого слона, а этотмертвый.- Ты погляди только, Надя, — говорит папа. — Мы его сейчас заведем, ион будет совсем, совсем как живой.

Слона заводят ключиком, и он, покачивая головой и помахивая хвостом,начинает переступать ногами и медленно идет по столу. Девочке это совсемне интересно и даже скучно, но, чтобы не огорчить отца, она шепчет кротко:- Я тебя очень, очень благодарю, милый папа. Я думаю, ни у кого неттакой интересной игрушки… Только… помнишь…

ведь ты давно обещалсвозить меня в зверинец посмотреть на настоящего слона… и ни разу неповез…- Но, послушай же, милая моя девочка, пойми, что это невозможно. Слоночень большой, он до потолка, он не поместится в наших комнатах… Ипотом, где я его достану?- Папа, да мне не нужно такого большого… Ты мне привези хотьмаленького, только живого.

Ну, хоть вот, вот такого… Хоть слоненышка.- Милая девочка, я рад все для тебя сделать, но этого я не могу. Ведьэто все равно как если бы ты вдруг мне сказала: папа, достань мне с небасолнце.Девочка грустно улыбается.- Какой ты глупый, папа. Разве я не знаю, что солнце нельзя достать,потому что оно жжется. И луну тоже нельзя. Нет, мне бы слоника…

настоящего.И она тихо закрывает глаза и шепчет:- Я устала… Извини меня, папа…Папа хватает себя за волосы и убегает в кабинет. Там он некоторое времямелькает из угла в угол. Потом решительно бросает на пол недокуреннуюпапиросу (за что ему всегда достается от мамы) и кричит горничной:- Ольга! Пальто и шляпу!В переднюю выходит жена.

Читайте также:  Классный час «конституция - основной закон государства», 3 класс

— Ты куда, Саша? — спрашивает она.Он тяжело дышит, застегивая пуговицы пальто.- Я сам, Машенька, не знаю куда… только, кажется, я сегодня к вечеруи в самом деле приведу сюда, к нам, настоящего слона.Жена смотрит на него тревожно.

— Милый, здоров ли ты? Не болит ли у тебя голова? Может быть, ты плохоспал сегодня?- Я совсем не спал, — отвечает он сердито. — Я вижу, ты хочешьспросить, не сошел ли я с ума? Покамест нет еще. До свиданья! Вечером всебудет видно.И он исчезает, громко хлопнув входной дверью.

4

Через два часа он сидит в зверинце, в первом ряду, и смотрит, как

https://www.youtube.com/watch?v=KqUe3K6oXko

ученые звери по приказанию хозяина выделывают разные штуки. Умные собакипрыгают, кувыркаются, танцуют, поют под музыку, складывают слова избольших картонных букв. Обезьянки — одни в красных юбках, другие в синихштанишках — ходят по канату и ездят верхом на большом пуделе. Огромныерыжие львы скачут сквозь горящие обручи. Неуклюжий тюлень стреляет изпистолета. Под конец выводят слонов.

Их три: один большой, два совсеммаленькие, карлики, но все-таки ростом куда больше, чем лошадь. Странносмотреть, как эти громадные животные, на вид такие неповоротливые итяжелые, исполняют самые трудные фокусы, которые не под силу и оченьловкому человеку. Особенно отличается самый большой слон.

Он становитсясначала на задние лапы, садится, становится на голову, ногами вверх, ходитпо деревянным бутылкам, ходит по катящейся бочке, переворачивает хоботомстраницы большой картонной книги и, наконец, садится за стол и,повязавшись салфеткой, обедает, совсем как благовоспитанный мальчик.Представление оканчивается. Зрители расходятся. Надин отец подходит ктолстому немцу, хозяину зверинца.

Хозяин стоит за дощатой перегородкой идержит во рту большую черную сигару.- Извините, пожалуйста, — говорит Надин отец. — Не можете ли выотпустить вашего слона ко мне домой на некоторое время?Немец от удивления широко открывает глаза и даже рот, отчего сигарападает на землю.

Он, кряхтя, нагибается, подымает сигару, вставляет ееопять в рот и только тогда произносит:- Отпустить? Слона? Домой? Я вас не понимаю.По глазам немца видно, что он тоже хочет спросить, не болит ли уНадиного отца голова… Но отец поспешно объясняет, в чем дело: егоединственная дочь, Надя, больна какой-то странной болезнью, которой дажедоктора не понимают как следует.

Она лежит уж месяц в кроватке, худеет,слабеет с каждым днем, ничем не интересуется, скучает и потихоньку гаснет.Доктора велят ее развлекать, но ей ничто не нравится; велят исполнять всеее желания, но у нее нет никаких желаний. Сегодня она захотела видетьживого слона. Неужели это невозможно сделать?И он добавляет дрожащим голосом, взявши немца за пуговицу пальто:- Ну вот…

Я, конечно, надеюсь, что моя девочка выздоровеет. Но…спаси бог… вдруг ее болезнь окончится плохо… вдруг девочка умрет?..Подумайте только: ведь меня всю жизнь будет мучить мысль, что я неисполнил ее последнего желания!..Немец хмурится и в раздумье чешет мизинцем левую бровь. Наконец онспрашивает:- Гм… А сколько вашей девочке лет?- Шесть.- Гм… Моей Лизе тоже шесть. Гм…

Но, знаете, вам это будет дорогостоить. Придется привести слона ночью и только на следующую ночь увестиобратно. Днем нельзя. Соберется публикум, и сделается один скандал…Таким образом выходит, что я теряю целый день, и вы мне должны возвратитьубыток.- О, конечно, конечно… не беспокойтесь об этом…- Потом: позволит ли полиция водить один слон в один дом?- Я это устрою. Позволит.

— Еще один вопрос: позволит ли хозяин вашего дома вводить в свой домодин слон?- Позволит. Я сам хозяин этого дома.- Ага! Это еще лучше. И потом еще один вопрос: в котором этаже выживете?- Во втором.- Гм… Это уже не так хорошо…

Имеете ли вы в своем доме широкуюлестницу, высокий потолок, большую комнату, широкие двери и очень крепкийпол? Потому что мой Томми имеет высоту три аршина и четыре вершка, а вдлину четыре аршин. Кроме того, он весит сто двенадцать пудов.Надин отец задумывается на минуту.- Знаете ли что? — говорит он. — Поедем сейчас ко мне и рассмотрим всена месте. Если надо, я прикажу расширить проход в стенах.- Очень хорошо! — соглашается хозяин зверинца.

5

Ночью слона ведут в гости к больной девочке.

В белой попоне он важно шагает по самой середине улицы, покачиваетголовой и то свивает, то развивает хобот. Вокруг него, несмотря на позднийчас, большая толпа. Но слон не обращает на нее внимания: он каждый деньвидит сотни людей в зверинце. Только один раз он немного рассердился.

Какой-то уличный мальчишка подбежал к нему под самые ноги и началкривляться на потеху зевакам.Тогда слон спокойно снял с него хоботом шляпу и перекинул ее черезсоседний забор, утыканный гвоздями.Городовой идет среди толпы и уговаривает ее:- Господа, прошу разойтись. И что вы тут находите такогонеобыкновенного? Удивляюсь! Точно не видали никогда живого слона на улице.

Подходят к дому. На лестнице, так же как и по всему пути слона, досамой столовой, все двери растворены настежь, для чего приходилосьотбивать молотком дверные щеколды. Точно так же делалось однажды, когда вдом вносили большую чудотворную икону.Но перед лестницей слон останавливается в беспокойстве и упрямится.- Надо дать ему какое-нибудь лакомство… — говорит немец.

-Какой-нибудь сладкий булка или что… Но… Томми!.. Ого-го!.. Томми!Надин отец бежит в соседнюю булочную и покупает большой круглыйфисташковый торт. Слон обнаруживает желание проглотить его целиком вместес картонной коробкой, но немец дает ему всего четверть. Торт приходится повкусу Томми, и он протягивает хобот за вторым ломтем. Однако немецоказывается хитрее.

Держа в руке лакомство, он подымается вверх соступеньки на ступеньку, и слон с вытянутым хоботом, с растопыренными ушамипоневоле следует за ним. На площадке Томми получает второй кусок.Таким образом его приводят в столовую, откуда заранее вынесена всямебель, а пол густо застлан соломой… Слона привязывают за ногу к кольцу,ввинченному в пол.

Кладут перед ним свежей моркови, капусты и репы. Немецрасполагается рядом, на диване. Тушат огни, и все ложатся спать.

6

На другой день девочка просыпается чуть свет в прежде всего спрашивает:

— А что же слон? Он пришел?- Пришел, — отвечает мама, — но только он велел, чтобы Надя сначалаумылась, а потом съела яйцо всмятку и выпила горячего молока.- А он добрый?- Он добрый. Кушай, девочка. Сейчас мы пойдем к нему.- А он смешной?- Немножко. Надень теплую кофточку.Яйцо быстро съедено, молоко выпито. Надю сажают в ту самую колясочку, вкоторой она ездила, когда была еще такой маленькой, что совсем не умелаходить, и везут в столовую.Слон оказывается гораздо больше, чем думала Надя, когда разглядывалаего на картинке. Ростом он только чуть-чуть пониже двери, а в длинузанимает половину столовой. Кожа на нем грубая, в тяжелых складках. Ногитолстые, как столбы. Длинный хвост с чем-то вроде помела на конце. Головав больших шишках. Уши большие, как лопухи, и висят вниз. Глаза совсемкрошечные, но умные и добрые. Клыки обрезаны. Хобот — точно длинная змея иоканчивается двумя ноздрями, а между ними подвижной, гибкий палец. Если быслон вытянул хобот во всю длину, то наверно достал бы он им до окна.Девочка вовсе не испугана. Она только немножко поражена громаднойвеличиной животного. Зато нянька, шестнадцатилетняя Поля, начинает визжатьот страха.Хозяин слона, немец, подходит к колясочке и говорит:- Доброго утра, барышня. Пожалуйста, не бойтесь. Томми очень добрый илюбит детей.Девочка протягивает немцу свою маленькую бледную ручку.- Здравствуйте, как вы поживаете? — отвечает она. — Я вовсе ни капелькине боюсь. А как его зовут?- Томми.- Здравствуйте, Томми, — произносит девочка и кланяется головой.Оттого, что слон такой большой, она не решается говорить ему на «ты». -Как вы спали эту ночь?Она и ему протягивает руку. Слон осторожно берет и пожимает еетоненькие пальчики своим подвижным сильным пальцем и делает это гораздонежнее, чем доктор Михаил Петрович. При этом слон качает головой, а егомаленькие глаза совсем сузились, точно смеются.- Ведь он все понимает? — спрашивает девочка немца.- О, решительно все, барышня!- Но только он не говорит?- Да, вот только не говорит. У меня, знаете, есть тоже одна дочка,такая же маленькая, как и вы. Ее зовут Лиза. Томми с ней большой, оченьбольшой приятель.- А вы, Томми, уже пили чай? — спрашивает девочка слона.Слон опять вытягивает хобот и дует в самое лицо девочки теплым сильнымдыханием, отчего легкие волосы на голове девочки разлетаются во всестороны.Надя хохочет и хлопает в ладоши. Немец густо смеется. Он сам такойбольшой, толстый и добродушный, как слон, и Наде кажется, что они обапохожи друг на друга. Может быть, они родня?- Нет, он не пил чаю, барышня. Но он с удовольствием пьет сахарнуюводу. Также он очень любит булки.Приносят поднос с булками. Девочка угощает слона. Он ловко захватываетбулку своим пальцем и, согнув хобот кольцом, прячет ее куда-то вниз подголову, где у него движется смешная, треугольная, мохнатая нижняя губа.Слышно, как булка шуршит о сухую кожу. То же самое Томми проделывает сдругой булкой, и с третьей, и с четвертой, и с пятой и в знакблагодарности кивает головой, и его маленькие глазки еще больше суживаютсяот удовольствия. А девочка радостно хохочет.Когда все булки съедены, Надя знакомит слона со своими куклами:- Посмотрите, Томми, вот эта нарядная кукла — это Соня. Она оченьдобрый ребенок, но немножко капризна и не хочет есть суп. А это Наташа -Сонина дочь. Она уже начинает учиться и знает почти все буквы. А вот это -Матрешка. Это моя самая первая кукла. Видите, у нее нет носа, и головаприклеена, и нет больше волос. Но все-таки нельзя же выгонять из домустарушку. Правда, Томми? Она раньше была Сониной матерью, а теперь служиту нас кухаркой. Ну, так давайте играть, Томми: вы будете папой, а я мамой,а это будут наши дети.Томми согласен. Он смеется, берет Матрешку за шею и тащит к себе в рот.Но это только шутка. Слегка пожевав куклу, он опять кладет ее девочке наколени, правда немного мокрую и помятую.Потом Надя показывает ему большую книгу с картинками и объясняет:- Это лошадь, это канарейка, это ружье… Вот клетка с птичкой, вотведро, зеркало, печка, лопата, ворона… А это вот, посмотрите, это слон!Правда, совсем не похоже? Разве же слоны бывают такие маленькие, Томми?Томми находит, что таких маленьких слонов никогда не бывает на свете.Вообще ему эта картинка не нравится. Он захватывает пальцем край страницыи переворачивает ее.Наступает час обеда, но девочку никак нельзя оторвать от слона. Напомощь приходит немец:- Позвольте, я все это устрою. Они пообедают вместе.Он приказывает слону сесть. Слон послушно садится, отчего пол во всейквартире сотрясается и дребезжит посуда в шкафу, а у нижних жильцовсыплется с потолка штукатурка. Напротив его садится девочка. Между нимиставят стол. Слону подвязывают скатерть вокруг шеи, и новые друзьяначинают обедать. Девочка ест суп из курицы и котлетку, а слон — разныеовощи и салат. Девочке дают крошечную рюмку хересу, а слону — теплой водысо стаканом рома, и он с удовольствием вытягивает этот напиток хоботом измиски. Затем они получают сладкое — девочка чашку какао, а слон половинуторта, на этот раз орехового. Немец в это время сидит с папой в гостиной ис таким же наслаждением, как и слон, пьет пиво, только в большемколичестве.После обеда приходят какие-то папины знакомые, их еще в переднейпредупреждают о слоне, чтобы они не испугались. Сначала они не верят, апотом, увидев Томми, жмутся к дверям.- Не бойтесь, он добрый! — успокаивает их девочка.Но знакомые поспешно уходят в гостиную и, не просидев и пяти минут,уезжают.Наступает вечер. Поздно. Девочке пора спать. Однако ее невозможнооттащить от слона. Она так и засыпает около него, и ее уже сонную отвозятв детскую. Она даже не слышит, как ее раздевают.В эту ночь Надя видит во сне, что она женилась на Томми, и у них многодетей, маленьких, веселых слоняток. Слон, которого ночью отвели взверинец, тоже видит во сне милую, ласковую девочку. Кроме того, емуснятся большие торты, ореховые и фисташковые, величиною с ворота…

Читайте также:  Панно из кожи: корзина с розами. мастер-класс

Утром девочка просыпается бодрая, свежая и, как в прежние времена,

когда она была еще здорова, кричит на весь дом, громко и нетерпеливо:- Мо-лоч-ка!Услышав этот крик, мама радостно крестится у себя в спальне.

Но девочка тут же вспоминает о вчерашнем и спрашивает:- А слон?Ей объясняют, что слон ушел домой по делам, что у него есть дети,которых нельзя оставлять одних, что он просил кланяться Наде и что он ждетее к себе в гости, когда она будет здорова.

Девочка хитро улыбается и говорит:- Передайте Томми, что я уже совсем здорова!

Дата создания: 30 августа 2014 в 13:40

Источник: http://litcult.ru/prose.chtivo/475

Слон

Маленькая девочка нездорова. Каждый день к ней приходит доктор Михаил Петрович, которого она знает уже давно-давно. А иногда он приводит с собою еще двух докторов, незнакомых.

Они переворачивают девочку на спину и на живот, слушают что-то, приложив ухо к телу, оттягивают вниз нижнее веко и смотрят. При этом они как-то важно посапывают, лица у них строгие, и говорят они между собою на непонятном языке.

Потом переходят из детской в гостиную, где их дожидается мама. Самый главный доктор – высокий, седой, в золотых очках – рассказывает ей о чем-то серьезно и долго. Дверь не закрыта, и девочке с ее кровати все видно и слышно.

Многого она не понимает, но знает, что речь идет о ней. Мама глядит на доктора большими, усталыми, заплаканными глазами. Прощаясь, главный доктор говорит громко:

– Главное, – не давайте ей скучать. Исполняйте все ее капризы.

  • – Ах, доктор, но она ничего не хочет!
  • – Ну, не знаю… вспомните, что ей нравилось раньше, до болезни. Игрушки… какие-нибудь лакомства…
  • – Нет, нет, доктор, она ничего не хочет…

– Ну, постарайтесь ее как-нибудь развлечь… Ну, хоть чем-нибудь… Даю вам честное слово, что если вам удастся ее рассмешить, развеселить, то это будет лучшим лекарством. Поймите же, что ваша дочка больна равнодушием к жизни, и больше ничем… До свидания, сударыня!

II

– Милая Надя, милая моя девочка, – говорит мама, – не хочется ли тебе чего-нибудь?

– Нет, мама, ничего не хочется.

– Хочешь, я посажу к тебе на постельку всех твоих кукол. Мы поставим креслица, диван, столик и чайный прибор. Куклы будут пить чай и разговаривать о погоде и о здоровье своих детей.

– Спасибо, мама… Мне не хочется… Мне скучно…

– Ну, хорошо, моя девочка, не надо кукол. А может быть, позвать к тебе Катю и Женечку? Ты ведь их так любишь.

– Не надо, мама. Правда же, не надо. Я ничего, ничего не хочу. Мне так скучно!

– Хочешь, я тебе принесу шоколадку?

Но девочка не отвечает и смотрит в потолок неподвижными, невеселыми глазами. У нее ничего не болит и даже нет жару. Но она худеет и слабеет с каждым днем. Что бы с ней ни делали, ей все равно, и ничего ей не нужно. Так лежит она целые дни и целые ночи, тихая, печальная. Иногда она задремлет на полчаса, но и во сне ей видится что-то серое, длинное, скучное, как осенний дождик.

Когда из детской отворена дверь в гостиную, а из гостиной дальше в кабинет, то девочка видит папу. Папа ходит быстро из угла в угол и все курит, курит. Иногда он приходит в детскую, садится на край постельки и тихо поглаживает Надины ноги. Потом вдруг встает и отходит к окну.

Он что-то насвистывает, глядя на улицу, но плечи у него трясутся. Затем он торопливо прикладывает платок к одному глазу, к другому и, точно рассердясь, уходит к себе в кабинет.

Потом он опять бегает из угла в угол и все курит, курит, курит… И кабинет от табачного дыма делается весь синий.

III

Но однажды утром девочка просыпается немного бодрее, чем всегда. Она что-то видела во сне, но никак не может вспомнить, что именно, и смотрит долго и внимательно в глаза матери.

– Тебе что-нибудь нужно? – спрашивает мама.

Но девочка вдруг вспоминает свой сон и говорит шепотом, точно по секрету:

– Мама… а можно мне… слона? Только не того, который нарисован на картинке… Можно?

– Конечно, моя девочка, конечно, можно.

Она идет в кабинет и говорит папе, что девочка хочет слона. Папа тотчас же надевает пальто и шляпу и куда-то уезжает. Через полчаса он возвращается с дорогой, красивой игрушкой.

Это большой серый слон, который сам качает головою и машет хвостом, на слоне красное седло, а на седле золотая палатка и в ней сидят трое маленьких человечков.

Но девочка глядит на игрушку так же равнодушно, как на потолок и на стены, и говорит вяло:

– Нет. Это совсем не то. Я хотела настоящего, живого слона, а этот мертвый.

– Ты погляди только, Надя, – говорит папа. – Мы его сейчас заведем, и он будет совсем, совсем как живой.

Слона заводят ключиком, и он, покачивая головой и помахивая хвостом, начинает переступать ногами и медленно идет по столу. Девочке это совсем не интересно и даже скучно, но, чтобы не огорчить отца, она шепчет кротко:

– Я тебя очень, очень благодарю, милый папа. Я думаю, ни у кого нет такой интересной игрушки… Только… помнишь… ведь ты давно обещал свозить меня в зверинец посмотреть на настоящего слона… и ни разу не повез…

– Но, послушай же, милая моя девочка, пойми, что это невозможно. Слон очень большой, он до потолка, он не поместится в наших комнатах… И потом, где я его достану?

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст читать здесь

Источник: https://lib.rin.ru/book/slon_aleksandr-kuprin-266145/text/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector