Голявкин «разрешите пройти!» читать

ВИКТОР ВЛАДИМИРОВИЧ ГОЛЯВКИН

Даты жизни: 31 августа 1929 — 26 июля 2001Место рождения: город Баку, АзербайджанРусский советский писатель, художник, книжный график.Известные произведения: «Тетрадки под дождём», «Удивительные дети», «Обыкновенные дела», «Разрешите пройти»

    Голявкин «Разрешите пройти!» читать Виктор Голявкин родился 31 августа 1929 года в Баку. Отец Владимир Сергеевич работал преподавателем музыки, поэтому в доме всегда звучала музыка, и сыновей (у Виктора было два младших брата) учили музыке. Но однажды Виктор нарисовал карикатуры на гостей, которые приходили к ним музицировать. Тогда отец подарил сыну книгу о живописи и художниках. Виктор прочитывал все книги об изобразительном искусстве, которые ему только удавалось найти, и сам постоянно рисовал.

    Виктору было всего 12 лет, когда началась Великая Отечественная война. Его отец сразу ушёл на фронт и Виктор стал старшим мужчиной в семье. Он рисовал карикатуры на Гитлера и нацистов.    Позже Виктор уехал в Самарканд и поступил в художественное училище, которое позже было переведено в Ташкент, а затем в Сталинабад (ныне — Душанбе).

   Будущий художник узнаёт жизнь и искусство Востока, это его очень обогащает. После солнечных ярких городов Азии он переезжает в Ленинград, где поступает в Академию художеств. Ленинград в то время привлекает его своими музеями и памятниками искусства. Весь город построен в западноевропейском стиле.

Этот стиль нравится ему отзывчивостью на события человеческой жизни.    Одновременно с живописными работами Голявкин создаёт короткие рассказы. Невозможность публикации не вписывавшихся в официальную эстетику сочинений привела к тому, что сначала стали публиковать рассказы для детей в журналах «Костёр» и «Мурзилка».

    В 1959 году, когда Голявкину было уже тридцать лет, вышла первая книжка детских рассказов «Тетрадки под дождём». Взрослые рассказы впервые появились в самиздате в 1960 г., в журнале Александра Гинзбурга «Синтаксис»; публикация в официальных изданиях состоялась много позже. Некоторые ранние рассказы были опубликованы в 1999—2000 гг.

   Умер Виктор Голявкин в Санкт-Петербурге 26 июля 2001 года. Похоронен на Комаровском поселковом кладбище.

ВИКТОР ВЛАДИМИРОВИЧ ГОЛЯВКИН(1929 — 2001)

    Виктор Голявкин по образованию, профессии и сущности — художник. «Я родился в Баку. Только я там успел встать на ноги, сразу взял в руки карандаш и изрисовал все карточки в семейном альбоме и стены во всей квартире. А как только вышел на улицу, начал рисовать на стенах домов, на асфальте… Меня ловили, заставляли стирать, но я снова рисовал», — вспоминал Голявкин.

   Долгие годы он жил в Ленинграде, где стал одним из лидеров художественного авангарда. Писать для детей начал в конце 50-х. Почти все книги иллюстрировал сам. В жизни нашей страны это время именуется «оттепель»: после сталинских репрессий и жестокостей правящего режима народу было позволено вдохнуть глоток свободы.

Тогда ожило искусство, стали появляться произведения, которые раньше никак не могли дойти до читателей.   Короткие рассказы Голявкина сразу привлекли внимание. Сборник «Тетрадки под дождем» (1959) понравился детям, вызвал споры взрослых. Это была совершенно новая проза — короткие рассказы, в которых смешное соседствовало с грустным, даже трагическим.

Написанные от первого лица, что всегда очень трудно, потому что «первое лицо» особенно быстро выдает подделку, они касались вроде бы всем известных, а на самом деле глубоко потаенных и совсем не исследованных уголков детской жизни и детской души.

Читатели сначала смеялись над происшествиями из жизни героев Голявкина, а потом задумывались над такими вопросами, на которые порой и не найдешь ответа.   Герой рассказа «В шкафу» залез в шкаф, чтобы мяукнуть во время урока. И заснул там. А когда проснулся, стало страшно, потому что все ушли.

Глупая шалость обрастает последствиями, как тиной, не выпутаться: «Наверняка завтра маму вызовут…Ваш сын, скажут, в шкаф залез, все уроки там спал, и все такое…». Мало того, что «ноги ломит, спина болит», самое неприятное, что на вопрос: «зачем ты это сделал?» — герой никак ответить не может. Не признаваться же, что мяукнуть хотел…

   А герои рассказа «Болтуны» соревнуются в обзывании, причем, начинается все очень даже художественно: один нарисовал на ладони себя и показал соседу. «У тебя не такие уши», — заметил тот. И сравнил уши приятеля с ослиными. Дальше диалог развивается так, что «обидность» высказываний нарастает, а в конце мальчишки переходят на какой-то нечеловеческий язык:

— А ты первердер…- Это что еще значит ?- Значит, что ты первердер.- А ты дырбыртыр.- А ты выртырвыр.А потом — и вовсе на язык зверей и насекомых:-А ты ррррррр…-А ты ззззззз…

     Тут возник учитель, пожелавший узнать, кто же они все-таки такие… Почти что притча получилась.

     «Наши с Вовкой разговоры», «Мы играем в Антарктиду», «Как я встречал Новый год» — сборники рассказов, которые теперь стали школой мастерства для молодых писателей, а детям доставляют море удовольствия, настолько совершенно автор владеет формой.

А форма эта фальшивить не позволяет: в коротком рассказе каждое слово на виду, оно, как писал Голявкин, «концентрирует на себе все внимание, по нему нельзя скользнуть взглядом».

(Сколько найдется примеров, когда писатель так многословен, так перегружает свой рассказ событиями, что читатель и вправду только скользит глазами по тексту, не испытывая никаких чувств.

) В коротких рассказах Голявкина события разворачиваются стремительно, в них все спрессовано, сжато, некогда «лить воду», чтобы подготовить смену читательского настроения. Потому-то не сразу доходит до детей то, что спрятано за словами-кирпичиками: непростой смысл, заложенный в любой ситуации.

    Голявкина обычно причисляют к юмористам, что очень почетно, ведь умение писать смешно — большое искусство. Сам он считал, что «юмористическое письмо, даже при обладании чувством юмора, вовсе не легче, а, наоборот, требует от писателя большего вложения внутренней энергии и более сложных, утонченных чувств».

     Но юмор юмором, без него трудно обойтись в разговоре с читателями младшего школьного возраста, однако Голявкин оставил нам прозу настолько трогательную, что она сдвигает целые пласты в душе ребенка. Происходит что-то вроде землетрясения, когда ребенок читает повесть «Мой добрый папа», или «Полосы на окнах», или «Рисунок на асфальте». Повести о военном детстве становятся открытием таких сторон жизни, о которых читатель даже не подозревал. Чужой жизненный опыт вызывает настолько сильные чувства, что становится своим.    В последние годы книги Виктора Голявкина выходят не так часто, как они того заслуживают. Следует поискать их в библиотеках, иначе круг детского чтения сильно обеднеет.

Корф, О.Б. Детям о писателях. ХХ век. От А до Я /О.Б. Корф.- М.: Стрелец, 2006.- С.20-21., ил.

  • СОВЕТУЕМ ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ
  • Биография Виктора Голявкина для детей
  • Рассказы Виктора Голявкина для школьников
  • Рассказы Виктора Голявкина

Голявкин «Разрешите пройти!» читать

Источник: http://kids.azovlib.ru/index.php/2-uncategorised/687-golyavkin-viktor

Виктор Голявкин — Карусель в голове

  • Виктор Голявкин
  • КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ
  • Разные рассказы

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей.

— Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу. — Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах.

  1. — Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.
  2. — Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.
  3. — Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит.
  4. — В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:
  5. ВИЛИСАПЕТ
  6. ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ
  7. САМАЛЁТ
  8. ВИРТАЛЁТ
  9. ХАКЕЙ
  10. Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:
  11. МОРОЖЕНОЕ
  12. Отец прочёл и говорит:
  13. — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём.
  14. Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю:

— До которого часу? — До лучших времён.

  • — До каких?
  • — До следующего окончания учебного года.
  • — Почему?

— Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.

— Не мешает тебе чёлка? — спросил я.

  1. — Не-а.
  2. — Меня видишь?
  3. — Не-а.
  4. — Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?

— А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.

  • — И часто дуть приходится?
  • — А что?
  • — Не устаёшь?
  • — Не-а.
  • — С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!
  • — Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он.
  • — Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил:
  • — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.
  • — И обратно не прилетает?
  • — Я вам серьёзно говорю.
  • — Но нельзя ведь всё время трясти головой!
  • — Почему нельзя?
  • — Голова заболит от беспрерывных трясок.
  • — Не-а.

— Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?

  1. — Два раза в суп и три раза в кисель…
  2. — Ну и как?
  3. — Смешно.
  4. — Неужели?
  5. — А что?
  6. — А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?
  7. — Не-а.
  8. — Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?
  9. — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.
  10. — Ну и ну!
  11. — А что?
  12. — А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?
  13. — Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.
  14. — И видно?
Читайте также:  Конспект занятия для детского сада на тему «права человека». подготовительная группа

— Ну, не очень. А что?

  • — Тряс головой бы тогда и дул.
  • — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…
  • — Сознался хоть.
  • — А что?
  • — М-да… Много у тебя хлопот.
  • — Не-а… —

А что? — передразнил я.

  1. — Это вы меня спрашиваете?
  2. — Не-а, — сказал я.
  3. — Хватит с меня.
  4. Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:
  5. — Чего под ногами болтаешься!
  6. Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.
  7. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!

  • Шёл домой старик.
  • Но разве он мог пройти?
  • Он сказал: — Разрешите.

И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот?

Хотя…

Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел.

Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку:

— Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду.

И он тут же бежал на кухню мыть посуду. И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился.

Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. «А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает».

Он и не старался.

  1. И в классе он увиливал как мог.
  2. Учительница ему говорит:
  3. — Прочти-ка вот здесь.
  4. Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала.
  5. Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил:
  6. — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или:
  7. — У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду…
  8. Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала.
  9. Врач спросил:
  10. — Как здоровье?
  11. — Плохо, — сказал Гога.
  12. — Что болит?
  13. — Всё.
  14. — Ну, иди тогда в класс.
  15. — Почему?
  16. — Потому что у тебя ничего не болит.
  17. — А вы откуда знаете?

— А ты откуда знаешь? — засмеялся врач.

И он слегка подтолкнул Гогу к выходу.

Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал.

И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

— Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша.

— Когда? — спросил Гога.

— Да хоть сейчас.

— Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся.

Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту.

Конец ознакомительного отрывка Голявкин «Разрешите пройти!» читать Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену? ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/child-/children/266041-viktor-golyavkin-karusel-v-golove.html

rrulibs.com

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.

— Не мешает тебе чёлка? — спросил я.

  • — Не-а.
  • — Меня видишь?
  • — Не-а.
  • — Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?

— А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.

  1. — И часто дуть приходится?
  2. — А что?
  3. — Не устаёшь?
  4. — Не-а.
  5. — С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!
  6. — Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, — похвастал он.
  7. — Ну а когда спокойно идёшь?
  8. Он пояснил:
  9. — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.
  10. — И обратно не прилетает?
  11. — Я вам серьёзно говорю.
  12. — Но нельзя ведь всё время трясти головой!
  13. — Почему нельзя?
  14. — Голова заболит от беспрерывных трясок.
  15. — Не-а.

— Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?

  • — Два раза в суп и три раза в кисель…
  • — Ну и как?
  • — Смешно.
  • — Неужели?
  • — А что?
  • — А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?
  • — Не-а.
  • — Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?
  • — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.
  • — Ну и ну!
  • — А что?
  • — А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?
  • — Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.
  • — И видно?

— Ну, не очень. А что?

  1. — Тряс головой бы тогда и дул.
  2. — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…
  3. — Сознался хоть.
  4. — А что?
  5. — М-да… Много у тебя хлопот.
  6. — Не-а.

— А что? — передразнил я.

— Это вы меня спрашиваете?

— Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

Разрешите пройти!

  • Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля.
  • Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:
  • — Чего под ногами болтаешься!
  • Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.
  • Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в девятиклассника, пятиклассник — в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами.

Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!

  1. Шёл домой старик.
  2. Но разве он мог пройти?
  3. Он сказал:
  4. — Разрешите.

И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот?

Хотя… Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

Источник: http://rulibs.com/ru_zar/child_prose/golyavkin/0/j57.html

Книга Карусель в голове (рассказы)

Перейти на страницу: 123456789

1

  • Виктор Голявкин
  • КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ
  • разные рассказы
  • КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей. — Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу.

— Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах. — Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть. — Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.

— Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит. — В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:

  1. ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ ХАКЕЙ
  2. Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:
  3. МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит: — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём. Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю: — До которого часу? — До лучших времён. — До каких? — До следующего окончания учебного года.

— Почему? — Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

НЕ-А…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа. — Не мешает тебе чёлка? — спросил я. — Не-а. — Меня видишь? — Не-а. — Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь? — А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула. — И часто дуть приходится? — А что? — Не устаёшь? — Не-а.

— С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти! — Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он. — Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил: — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает. — И обратно не прилетает? — Я вам серьёзно говорю.

— Но нельзя ведь всё время трясти головой! — Почему нельзя? — Голова заболит от беспрерывных трясок. — Не-а. — Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает? — Два раза в суп и три раза в кисель… — Ну и как? — Смешно. — Неужели? — А что? — А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает? — Не-а.

— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь? — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю. — Ну и ну! — А что?

Читайте также:  Конкурсная программа «я люблю тебя россия» для школьников

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь? — Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают. — И видно? — Ну, не очень.

А что? — Тряс головой бы тогда и дул. — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу… — Сознался хоть. — А что? — М-да… Много у тебя хлопот. — Не-а… — А что? — передразнил я.

— Это вы меня спрашиваете? — Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: — Чего под ногами болтаешься! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами.

Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами! Шёл домой старик. Но разве он мог пройти? Он сказал: — Разрешите. И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях. Ведь он ждал своего приятеля.

Зачем же хватать его за шиворот? Хотя… Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

ВОТ ЧТО ИНТЕРЕСНО!

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел. Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку: — Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду. И он тут же бежал на кухню мыть посуду.

И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился.

Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. «А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает». Он и не старался. И в классе он увиливал как мог.

Учительница ему говорит: — Прочти-ка вот здесь. Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала. Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил: — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или: — У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду…

Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала. Врач спросил: — Как здоровье? — Плохо, — сказал Гога. — Что болит? — Всё. — Ну, иди тогда в класс. — Почему? — Потому что у тебя ничего не болит. — А вы откуда знаете? — А ты откуда знаешь? — засмеялся врач. И он слегка подтолкнул Гогу к выходу.

Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал. И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

— Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша. — Когда? — спросил Гога. — Да хоть сейчас. — Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся. Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту. — Ты куда? — спросил Гриша. — Иди сюда, — позвал Гога. — Зачем? — А здесь нам никто мешать не будет.

— Да ну тебя! — Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл. Больше к нему никого не прикрепляли. Время шло. Он увиливал. Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку. — Теперь я каждый вечер, — сказала она, — буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку.

Бабушка сказала: — Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки. Но отец сказал: — Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание. И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание.

А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки. И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр. Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили! Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться.

Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался. А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался. — А дальше читай сам, — сказала ему мама. Он сразу предложил: — Давай я тебе, мамочка, вымою посуду. И он побежал мыть посуду. Но и после этого мама отказывалась читать. Он побежал к отцу.

Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами. Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук.

Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться. А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке! В отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки.

Но по картинкам трудно было понять, что там дальше происходит. Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту. Гога пристал к старшекласснику, но тот щёлкнул его по носу и засмеялся. Как дальше быть? Ведь он так никогда и не узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

1

Источник: https://read-books-online.ru/bookread-56993

Виктор Голявкин. Рассказики

marinaskazХоть это и не сказки, но тоже подходят под нашу тему!

РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: — Чего под ногами болтаешься! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника,

пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник — в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами.

Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами! Шёл домой старик. Но разве он мог пройти? Он сказал: — Разрешите. И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот? Хотя…

  • Можно встать ВОЗЛЕ дверей!
  • ДВА ПОДАРКА

В день рождения папа подарил Алёше ручку с золотым пером. На ручке были выгравированы золотые слова: «Алёше в день рождения от папы». На другой день Алёша со своей новой ручкой пошёл в школу. Он был очень горд: ведь не у каждого в классе ручка с золотым пером и золотыми буквами! А тут учительница забыла дома свою ручку и попросила на время у ребят.

И Алёша первый протянул ей своё сокровище.

И при этом подумал: «Мария Николаевна обязательно заметит, какая замечательная у него ручка, прочтёт надпись и скажет что-нибудь вроде: «Ах, каким красивым почерком написано!» или: «Какая прелесть!» Тогда Алёша скажет: «А вы взгляните на золотое перо, Мария Николаевна, самое настоящее золотое!» Но учительница не стала разглядывать ручку и ничего такого не сказала.

Она спросила урок у Алёши, но он его не выучил. И тогда Мария Николаевна поставила в журнал двойку золотым пером и вернула ручку. Алёша, растерянно глядя на своё золотое перо, сказал: — Как же так получается?.. Вот так получается!.. — Ты о чём, Алёша? — не поняла учительница. — О золотом пере… — сказал Алёша. — Разве можно ставить двойки золотым

пером?

— Значит, сегодня у тебя не золотые знания, — сказала учительница. — Выходит, папа подарил мне ручку, чтобы мне ею двойки ставили? — сказал Алёша. — Вот так номер! Какой же это подарок?! Учительница улыбнулась и сказала:

  1. — Ручку тебе папа подарил, а сегодняшний подарок ты себе сам сделал.
  2. ЗАБЫЛ

Лёня делал уроки, решал задачу. И поставил в тетрадке кляксу. Стал искать промокашку. Ходил-ходил по комнате и в кухню зашёл. И забыл, что ему было нужно.

«Зачем, — думает, — я в кухню пришёл?» Заглянул в кастрюльку, чтоб вспомнить, — никак не вспомнит! Сел Лёня на табуретку и думает. А в голову разные мысли лезут. О том, как он летом в пруду купался. О том, как собака его укусила. И другие ненужные мысли.

Читайте также:  Джеймс барри «питер пэн» читать

Вернулся искать промокашку в комнату. Ходил-ходил по комнате. И опять в кухню зашёл. И опять забыл зачем. Потому что о лете всё думает. О том, как в пруду купался. Как собака его укусила. В кухне бабушка суп варила.

Бабушка говорит ему: — Что ты, Лёня, на кухню ходишь? Почему уроки не делаешь? — Я промокашку ищу, — вспомнил Лёня. — Промокашка ведь у тебя в руках! Побежал Лёня к своей тетрадке. А клякса

вся расползлась.

НЕ УСПЕЛ

Нарисовал Мишутка рисунок. — Вот, — говорит, — это конь. — Твой конь больше на обезьяну похож. — Это и есть обезьяна. — Ты же сказал, что это конь. — Я нечаянно сказал, что это конь. — Может быть, это не обезьяна? — Может быть, — говорит Мишутка.

— Как же ты сам не знаешь, что рисовал? Может быть, ты утюг рисовал? — Какой утюг? — удивился Мишутка. — Который у нас в кухне стоит. — Ага, утюг, — говорит Мишутка. — Ты уверен, что ты утюг рисовал? — А что? — насторожился Мишутка.

— Может, это и не утюг? Может, что-нибудь другое? Например, курица или верблюд? Мишутка подумал и говорит: — Может быть. — Так что же это: курица? Верблюд? Утюг? Мишутка сказал:

— Я хотел нарисовать обезьяну, курицу, верблюда и утюг, но не успел…

Источник: https://marinaskaz.livejournal.com/83578.html

Читать Весельчаки

— Чтобы выполнить его, — сказала Катя, ещё больше запутывая своих родителей.

— М-да… — сказал отец. Он был бухгалтер крупного учреждения и всю жизнь боялся запутаться в очень крупных цифрах. Но там были большие суммы и счета. И сослуживцы, с которыми он вёл всю жизнь дела, были взрослые люди. А здесь дочь. Третьеклассница. И такое наворачивает, что не разберёшь.

Мать почему-то в третий раз погладила свою единственную дочку по голове. Она совершенно запуталась во всей этой истории.

  • Тогда Катя улыбнулась и сказала:
  • — Между прочим, вас завтра в школу вызывают.
  • — Зачем?
  • — За то, что у меня твёрдый и непоколебимый характер, неужели вы этого не понимаете?

— И нам придётся за него отвечать? — догадался отец.

  1. — Чему тут удивляться, — сказала мать, — если у дочки твой характер.
  2. — Но я никогда никого не запутал на своей работе, и никто меня не запутал, — сказал отец, — и когда учился в школе, не запутывал своих учителей.
  3. — Оставь ребёнка в покое, — сказала мать.
  4. — М-да… — повторил отец.
  5. Катя молча сидела на диване и болтала ногами.
  6. И они оставили её в покое.
  • 9 Как она запутала саму себя
  • Ребята сидели на лавочке во дворе, и один мальчишка спрашивает Катю:
  • — Будет сегодня дождь или не будет?
  • Ну, а Катя видит — небо чистое, засмеялась от такого вопроса и говорит:
  • — Не будет, всем видно.

А этот мальчишка прогноз погоды слышал по радио и друзьям моргает видимо, они договорились. Решили Катю проучить: ребятам она тоже досаждала своими выкрутасами.

  1. И вот этот мальчишка нарочно спрашивает Катю:
  2. — Где видно, что дождя не будет? Катя ухмыляется:
  3. — На небе.
  4. Мальчишка говорит:

— А я ничего такого на небе не заметил. Если дождь будет, мы уйдём, а ты здесь оставайся.

  • Катя ухмыляется:
  • — Пожалуйста, я буду здесь сидеть, а вы сейчас же отсюда уходите, дураки.
  • Ребята говорят:
  • — Хорошо, мы, дураки, уйдём, а ты у нас умная, сиди, если дождь пойдёт.
  • — Да он никогда и не пойдёт!
  • — А если через час он не пойдёт, мы здесь целый день будем сидеть и целую ночь.
  • — А я буду на вас из окна смотреть и водой вас из ведра поливать!

Катя ухмыляется, ребята смеются, спор, в общем, затянулся. Но договорились: в течение часа ждать дождя на скамейке, никому не уходить. Конечно, риск у ребят был: вдруг дождь стороной пройдёт? И в редком случае, но прогноз погоды может подвести. Бывает. Мало ли.

Но вот вдруг подул ветер. Налетела туча. И дождь как пошёл хлестать!

  1. Ребята — по домам!
  2. А Кате надо оставаться.
  3. И вот тогда она со своим твёрдым и непоколебимым характером припустила за ребятами во весь дух!
  4. Весь её твёрдый характер моментально в дожде растворился…

— А где же твоё слово? — кричат ей ребята.

  • — А я грома боюсь, — заявляет Катя таким тоном, как будто она ничего на свете не боится…
  • Эх, Катя, Катя…
  • Эх, ты!

В день рождения папа подарил Алёше ручку с золотым пером. На ручке были выгравированы золотые слова:

«Алёше в день рождения от папы».

На другой день Алёша со своей новой ручкой пошёл в школу. Он был очень горд: ведь не у каждого в классе ручка с золотым пером и золотыми буквами! А тут учительница забыла дома свою ручку и попросила на время у ребят. И Алёша первый протянул ей своё сокровище.

И при этом подумал: «Мария Николаевна обязательно заметит, какая замечательная у него ручка, прочтёт надпись и скажет что-нибудь вроде: «Ах, каким красивым почерком написано!» или: «Какая прелесть!»» Тогда Алёша скажет: «А вы взгляните на золотое перо, Мария Николаевна, самое настоящее золотое!» Но учительница не стала разглядывать ручку и ничего такого не сказала.

Она спросила урок у Алёши, но он его не выучил. И тогда Мария Николаевна поставила в журнал двойку золотым пером и вернула ручку.

Алёша, растерянно глядя на своё золотое перо, сказал:

— Как же так получается?.. Вот так получается!..

— Ты о чём, Алёша? — не поняла учительница.

— О золотом пере… — сказал Алёша. — Разве можно ставить двойки золотым пером?

— Значит, сегодня у тебя не золотые знания, — сказала учительница.

— Выходит, папа подарил мне ручку, чтобы мне ею двойки ставили? — сказал Алёша. — Вот так номер! Какой же это подарок?!

Учительница улыбнулась и сказала:

— Ручку тебе папа подарил, а сегодняшний подарок ты себе сам сделал.

  1. Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:
  2. — Чего под ногами болтаешься!
  3. Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.
  4. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!

  • Шёл домой старик.
  • Но разве он мог пройти?
  • Он сказал:
  • — Разрешите.

И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот?

Хотя…

Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

Дело было так. Сначала я начал разгибать гвоздь в кухне на кафельном полу. А он не разгибался. Я хлопнул по нему молотком со всей силы, и три кафельных плитки разлетелись вдребезги. Целый час я возился с гвоздём. Мне захотелось есть. Я поставил на плиту варить картошку и обнаружил пропажу гвоздя.

Я сбегал на стройку и притащил пять плиток и цемент. Я взялся за работу, но, как ни старался, мои плитки никак не укладывались вровень с другими. Две проваливались очень глубоко, а одна возвышалась над всеми. Я хлопнул по двум плиткам молотком, и они разлетелись вдребезги.

Я вставил на их место запасные, но они возвышались над другими, и я не решался хлопнуть по ним молотком. Стал подчищать ножичком пол, после чего обнаружил, что и теперь они проваливаются. Я густо намазал их цементом, но теперь они опять возвышались, как я ни нажимал на них.

Я хлопнул по ним молотком, и они разлетелись вдребезги.

Оставалось идти за новыми. Я выпросил десять плиток, но мне не удалось их уложить с другими вровень. Я хлопал по ним молотком, и они разлетались вдребезги.

Цемент носился по воздуху. Я кашлял и чихал. Я подмёл пол и обнаружил, что в полу теперь не хватает шести плиток, а не трёх, как раньше. Я вспомнил о картошке, но она превратилась в угли. Ни плиток, ни картошки, ни гвоздя…

Я заглянул в кастрюлю и обнаружил там гвоздь. Сплошные чудеса! Я принялся снова разгибать его на плитках и раскрошил ещё две плитки. Но гвоздь разогнул.

Я вбил его в стену и наконец-то повесил картину Шишкина «Утро в сосновом лесу».

Я слез со стула и отошёл подальше, чтобы посмотреть издали, не криво ли она висит. И в этот момент картина грохнулась на пол и стекло разлетелось вдребезги.

Проклятый гвоздь!

Сплошные чудеса!

Я вскочил на стул и стал со злости вколачивать его в стену, чтобы духу его больше не было, никогда его не видеть! Но он всячески изворачивался и подгибался, и мне никак не удавалось его как следует вколотить. Я подправлял его клещами и вбивал. Вбивал и подправлял. Я воевал с гвоздём.

В дверь постучали. Я открыл.

  1. — Прекратите бить в стену, — возмущённо сказала соседка, — что вы там делаете?
  2. — Ничего… — сказал я, тяжело дыша.
  3. — Перестаньте немедленно.

Источник: https://zolotyeknigi.ru/kniga/veselchaki/page/4

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector