Пляцковский «эй, ты!» читать

A-
A
A+
Белый фон
Книжный фон
Черный фон

На главную » Пляцковский Михаил Спартакович » Любимые сказки малышей.  Пляцковский «Эй, ты!» читатьПляцковский «Эй, ты!» читатьПляцковский «Эй, ты!» читатьПляцковский «Эй, ты!» читать 

Утёнок вечно куда-то спешил. И когда он быстро ковылял по зелёной траве, то со стороны казалось, что катится мячик. А так как этот мячик ещё и крякал, то утёнка назвали Крячиком.

Очень не нравилось утёнку по утрам умываться. Его, бывало, не то что в речку, а в обыкновенную лужу силком не затащишь.

— Долго ли ты ещё у меня будешь неряхой? — укоряла утёнка мама.

— А я и так себя прекря-кря-крясно чувствую! — отвечал Крячик.

  • Но однажды цыплёнок Фью и щенок Тявка сговорились и решили проучить утёнка.
  • Вышел утром Крячик во двор, как всегда неумытый и заспанный, поздоровался с цыплёнком Фью:
  • — Крякствуй!
  • Это у него так слово «здравствуй» получалось.
  • А цыплёнок говорит:

— Кто ты? Я тебя не знаю.

Тогда Крячик направился к щенку Тявке:

— Крякствуй!

— Откуда ты такой взялся? — удивился щенок.

Пляцковский «Эй, ты!» читать

Обиделся утёнок на своих друзей.

«Что с ними? — думает. — Почему они меня вдруг узнавать перестали?»

Тут дождик начался. Звонкий такой дождик. Весёлый. Тёплый-претёплый.

Не успел Крячик под крыльцо спрятаться — и дождик искупал его хорошенько.

Щенок и цыплёнок сами к утёнку подбежали и говорят:

— Здравствуй! Какой ты чистый и симпатичный!

  1. Крячик спрашивает их:
  2. — Почему же вы раньше со мной не здоровались, когда я сам к вам подходил?
  3. — Ко мне какой-то грязнуля подходил, а совсем не ты, — сказал Фью.
  4. — И ко мне тоже какой-то чумазый приставал, — сказал Тявка.

— Так это же был я! — засмеялся утёнок. — Только теперь меня дождик умыл.

— Если хочешь, чтобы мы тебя всегда узнавали, то на дождик не надейся! — проворчал щенок Тявка.

— Верно, — пропищал цыплёнок Фью, — ведь дождик бывает не каждый день!

Пляцковский «Эй, ты!» читатьПляцковский «Эй, ты!» читатьПляцковский «Эй, ты!» читать 

Жили два воробья — Чик и Чирик. Однажды Чику пришла посылка от бабушки. Целый ящик пшена. Но Чик об этом ни словечка не сказал своему приятелю.

«Если я пшено раздавать буду, то себе ничего не останется», — подумал он. Так и склевал все зёрнышки один. А когда ящик выбрасывал, то несколько зёрнышек всё же просыпалось на землю.

Нашёл эти зёрнышки Чирик, собрал в пакетик аккуратно и полетел к своему приятелю Чику.

— Здравствуй, Чик! Я сегодня нашёл десять зёрнышек пшена. Давай их поровну разделим и склюём.

— Не надо… Зачем?.. — стал отмахиваться крылышками Чик. — Ты нашёл — ты и клюй!

— Но мы же с тобой друзья, — сказал Чирик. — А друзья всё должны делить пополам. Разве не так?

— Ты, наверное, прав, — ответил Чик.

Не стал он обижать своего приятеля Чирика, взял у него пять зёрнышек.

И ему стало при этом очень стыдно. Ведь сам склевал целый ящик пшена и не поделился с другом, не дал ему ни одного зёрнышка.

 

  • Вот был упрямый этот ослик Алфавит!
  • Ему говорили:
  • — Белое.
  • А он говорил:
  • — Чёрное.
  • Ему говорили:
  • — Не правда ли, сегодня чудесная погода?
  • А он говорил:
  • — Скоро пойдёт дождь.

Разговаривать с осликом Алфавитом не мог никто. Он переупрямил бы кого угодно.

  1. Пришёл как-то к ослику поросёнок Кнопка и сказал:
  2. — Ты, ослик, упрямый, а я ещё упрямей тебя!
  3. — Нет, Кнопка, я — самый упрямый!
  4. Тогда поросёнок достал из кармана своей курточки яблоко и положил на стол.
  5. — Давай решим так, — предложил он, — кто кого заставит это яблоко съесть, тот и самый упрямый.

— Давай. Только я не хочу есть яблоко.

  • — А ты попробуй.
  • — Не буду пробовать.
  • — Ну хоть немножко откуси.
  • — Сам откусывай.
  • — Но оно невкусное.

— Ещё какое вкусное! — не сдавался ослик.

  1. — Если вкусное, тогда я его съем! — схитрил
  2. Кнопка.
  3. — Нет, я съем!
  4. — Нет, я!

— Нет, я! — крикнул рассерженный ослик Алфавит, схватил зубами яблоко со стола и начал уплетать его за обе щёки.

— Вот видишь, — засмеялся поросёнок Кнопка, — я тебя всё-таки переупрямил! Я заставил тебя съесть яблоко!

Говорят, что с того самого дня ослик Алфавит перестал упрямиться.

 

Никто из зверей не хотел проходить мимо домика, в котором жил попугай Эйты. Иначе его и не называли, потому что самое любимое выражение попугая было «Эй, ты!».

Увидит он Бегемота и кричит:

— Эй, ты! Бегемот! Твой портрет — в журнале мод!

Увидит Крокодила и насмехается:

— Эй, ты! Крокодил! Как ты в лужу угодил?

Увидит Носорога — и проходу не даёт:

— Эй, ты! Носорог! Не цепляйся за порог!

Кому захочется мимо такого вредного попугая проходить? Но приходилось всё-таки. Ведь домик попугая Эйты стоял на самой центральной улице, напротив самого центрального универмага.

https://www.youtube.com/watch?v=FqvKQ-C9RMo

Больше всех был недоволен этим дразнилкой директор универмага жираф Долговязик, потому что к нему почти перестали заглядывать покупатели. Никому не хотелось, чтобы,его при всех дразнили.

  • И тогда жираф Долговязик придумал хитрый ход.
  • Он преподнёс попугаю Эйты ко дню рождения большущее новенькое зеркало.
  • Увидел Эйты своё изображение в зеркале и решил, что это совсем другой попугай на него смотрит.
  • С того дня он всё время торчит возле зеркала и сам себя дразнит:

— Эй, ты! Попугай! Сиди дома, не гуляй!

 

Крокодил Зубастик выполз из Мутного озера на берег и начал громко хвастаться:

— Посмотрите на меня! Я самый знаменитый крокодил на свете!

Он долго кричал так. И даже охрип. Но никто не обращал на него внимания.

И только один маленький любопытный лягушонок Прыг-Скок прискакал к Зубастику и спросил:

— Интересно, почему это вы — самый знаменитый?

— А потому знаменитый, что съел на завтрак глупого лягушонка, который сам ко мне пришёл! — сказал крокодил и щёлкнул пастью.

Но промахнулся.

А лягушонок отпрыгнул в сторону и закричал:

— Вы… вы… вы… просто обманщик! А я теперь самый знаменитый лягушонок на свете, потому что перехитрил самого квастливого квакодила!

  1. И он весело заскакал домой.
  2. Но с незнакомыми крокодилами маленький лягушонок Прыг-Скок почему-то никогда больше не разговаривает.

 

Однажды утром ковылял по дороге утёнок Крячик. Ковылял и зевал. Но не потому зевал, что не выспался, а просто от скуки.

«В одиночку гулять неинтересно, — размышлял Крячик. — Вот если бы у меня был друг…» Утёнок посмотрел по сторонам и вдруг заметил сбоку какое-то тёмное пятно, которое двигалось за ним по пятам.

Крячик двинулся дальше — и пятно поплыло рядышком, будто на верёвочке.

«Так это же моя тень! — обрадовался утёнок. — Теперь я не один. Теперь нас двое. Теперь я скучать не буду!»

  • Идёт Крячик, напевает во всё своё утиное горло.
  • А навстречу ему козлёнок скачет. Поздоровался козлёнок и спрашивает утёнка:
  • — Я тебе не поме-ме-ме-шаю? Ме-ме-ня Марме-ме-ладиком зовут… Это, наверное, потому, что я всякие сладости очень даже люблю…

— Ну и что? Ну и люби себе на здоровье! А мне не мешай! — отмахнулся крылышком Крячик.

— Но ведь ты один, и я один. Давай дружить! — сказал козлёнок.

— Это ты один, — отвечает Крячик. — А я с тенью гуляю. Так что проходи своей дорогой… Мармеладик!

  1. Козлёнок обиделся — и пошёл прочь.
  2. Встретился утёнку цыплёнок Фью и предложил:
  3. — Будь моим другом.

— А зачем? — спросил Крячик.

— Разве можно жить без друга? — удивился цыплёнок.

— У меня тень есть. А ты мне совсем не нужен, — важно заявил утёнок.

Цыплёнок Фью так и остался с открытым клювом.

Тут солнышко, которое всё видело и слышало, не выдержало. Ему так неловко стало за утёнка, что оно от стыда спряталось за большую мохнатую тучу.

Ищет Крячик свою тень, а её нигде нет.

— Кря-кря-ул! — закричал он. — Мою тень укря-кря-ли!

От страха утёнок побежал куда глаза глядят — и не заметил, как свалился в глубокий овраг.

Карабкается, подпрыгивает Крячик, а выбраться никак не может.

— Спасите! Помогите! Вытащите! — перепугался утёнок.

Услыхали козлёнок с цыплёнком — и поспешили на помощь.

Они протянули утёнку веточку — и вытащили его из оврага. А Крячик глаза опустил и жалобно говорит:

— Некря-кря-сиво получилось! Я вас прогнал, а вы мне помогли. Может, кто-нибудь из вас ещё не передумал дружить со мной?

— Я… не передумал… — сказал Мармеладик.

— И я тоже не передумал, — поддержал козлёнка цыплёнок. — Но как же твоя тень?

— Её укря-кря-ли… — печально проговорил Крячик. Но тут из-за тучи выглянуло солнышко — и знакомое тёмное пятно опять оказалось рядышком с утёнком.

— Нашлась! Нашлась! — закричали Фью и Мармеладик. — Твоя тень нашлась!

Крячик немного подумал и сказал:

— Ну и пусть! Но дружить я буду с вами.

И все трое пошли по дороге рядышком, как положено настоящим друзьям.

 

Спросили однажды у Слона:

— Какая бывает зима?

— А что это такое? — удивился Слон.

Спросили однажды у Северного Оленя:

— Может быть, ты ответишь, какая бывает зима?

— Зима бывает очень долгая, — сказал Олень. — Она у меня на родине длится целый год. А когда год кончается, то зима начинается снова.

Спросили однажды у Красногрудого Снегиря:

— А по-твоему, какая бывает зима?

— Зима бывает трудная, — пропищал в ответ Снегирь. — Хорошо, если не позабудут насыпать хлебных крошек в кормушки. А если забудут, то где их найдёшь?

Спросили однажды у рыжей дворняжки:

— Наверное, ты знаешь, какая бывает зима?

— Бр-р-р! Холодная! — не задумываясь пролаяла Собака. — Хорошо ещё, если конура есть! В ней погреться можно.

Спросили однажды у медведя:

— А ты что думаешь, Топтыгин? Какая бывает зима?

— А чего про неё говорить-то? — пробурчал медведь. — Ведь зима бывает короткая — тянется всего одну ночь! Заснёшь в берлоге зимой, а проснёшься, глядишь, уже — весна.

Спросили однажды у Мальчишки:

— Ну -ка, скажи ты: какая бывает зима?

— Зима бывает весёлая! — крикнул Мальчишка. — Зимой все катаются на санках, на лыжах и на коньках! А ещё — играют в снежки!

Вот какая бывает зима!

 

— Эй, ледяные сосульки, отчего вы плачете? — спросил любопытный Воробей, у которого было отличное весеннее настроение.

  • — Мы плачем от страха, — ответили сосульки.
  • — А чего вы боитесь?
  • — Ах, — вздохнули маленькие ледышки. — Ведь если мы сорвёмся с крыши, то обязательно разобьёмся…
  • Глупый Воробьишка почесал клювом под крылышком и посоветовал:
  • — Учитесь летать — тогда всё будет в порядке!

Прочирикал — и упорхнул. Легко ему давать советы.

Только разве ледяные сосульки могут научиться летать?

А если бы вправду летали и задевали друг дружку, вот звону было бы в небе! И тогда бы над крышами, над деревьями, над полями и лесами звучала бы весёлая ледяная песенка!

 

На опушке леса, примостившись на пеньке, сидел лягушонок Прыг-Скок и рисовал кисточкой на холсте бабочку, которая покачивалась на ромашке. Рисовал и пел.

Услыхал песенку лягушонка Зайчонок, выглянул из-за берёзки и выбежал на опушку. Высунул из кустов мордочку Медвежонок — и тоже заковылял к лягушонку.

— Здорово! — похвалил Зайчонок, взглянув на картину. — Я так не умею.

— А ты, лягушонок, где-нибудь учился… на художника? — поинтересовался Медвежонок.

— Нет. Я такой родился, — ответил лягушонок Прыг-Скок. — А вам нравится… бабочка на моей картине?

— Она… такая… розовая… И поэтому красивая… — сказал Зайчонок. — Вот если бы я был таким розовым, то меня бы, наверное, тоже считали самым красивым зайчонком на свете!

— А я бы хотел быть… наполовину зелёным, а наполовину — синим, — мечтательно произнёс Медвежонок. — Тогда бы я тоже сделался самым знаменитым медвежонком в нашем лесу!

— Вот квак! — удивился лягушонок. — Если всё дело только в этом, то я согласен вам помочь. Кисточки у меня есть, краски тоже найдутся.

Лягушонок взял в лапки две кисточки и принялся за работу.

— До чего же ты розовый! — ахнул Медвежонок и погладил Зайчонка по головке.

— А ты тоже… до чего же… зелёно-синий… Ну, просто совсем… сине-зелёненький! — похвалил Зайчонок и погладил Медвежонка по спине.

Когда Медвежонок заглянул в свою берлогу, то мама Медведица, которая варила обед, даже ложку от испуга на пол уронила.

— Это что ещё за зверь такой? — зарычала она.

— Я не зверь… я же… Медвежонок… — послышался жалобный голос.

— Мой сынок… буренький, а не такой… разноцветный!

Убирайся, пока цел! — погрозила Медведица кочергой.

Убежал Медвежонок и встретил в лесу грустного Зайчонка.

— Мама не узнала меня! — захныкал Зайчонок.

— И меня… тоже… — махнул лапой Медвежонок.

А в это время солнышко над лесом зевнуло, взбило облако, как подушку, закрыло глаза — и уснуло. Сразу стало темно и страшно.

— Что будем делать? — спросил Зайчонок.

— Спа-а-ать… — зевнул Медвежонок и улёгся калачиком под берёзку. Улёгся — и засопел сразу.

Зайчонок положил в изголовье охапку рыжих листьев и стал смотреть, как на небе включаются серебряные звёздочки. Смотрел-смотрел Зайчонок — и уснул.

Утром приятели проснулись и побежали к ручью умываться. Видят: мостик через ручей сломан.

— Давай починим мостик, — предложил Медвежонок.

— А разве мы его сломали? — спросил Зайчонок.

— Это не важно. Мы его починим, и он не только нам, но ещё кому-нибудь пригодится.

  1. — Я и не возражаю… Я — как ты… — согласился Зайчонок.
  2. Пока они чинили мостик, пока возились в ручье, вся краска отмылась — и побежал по лесу разноцветный ручеёк.
  3. Проскакал по мостику лягушонок Прыг-Скок и похвалил:
  4. — Квакой преквасный мостик!
  5. Следом за ним протопала по мостику Медведица и пробасила:
  6. — Пр-р-ревосходный мостик!
Читайте также:  Конкурс чтецов на тему: осень в детском саду для старшей – подготовительной группы. сценарий

— Это я… Это я… Это мы… его починили! — радостно закричал Медвежонок и бросился к маме Медведице.

Мама Медведица приласкала Медвежонка:

— Умница!

— А я? — спросил Зайчонок.

— И ты… молодец! — сказал лягушонок и пожал Зайчонку лапку.

— Мама, а как ты меня сегодня узнала? Ведь я же сине-зелё… нет, зелёно-си… — удивился Медвежонок.

  • — Ты обыкновенный… буренький, — улыбнулась мама.
  • — И вправду, — почесал затылок Зайчонок. — Ты совершенно… бурый…
  • — А ты… совсем не розовый, а… серый… — заметил Медвежонок, взглянув на Зайчонка.

— Вас ручей отмыл! — пояснил лягушонок Прыг-Скок.

А мама Медведица сказала:

— Теперь вы стали знаменитыми на весь наш лес… Когда кто-нибудь пройдёт по этому мостику, то обязательно скажет спасибо Зайчонку и Медвежонку, которые его починили…

— Вот видите, для того, чтобы прославиться, не обязательно быть… разноцветными! — добавил лягушонок. — Приходите ко мне в гости, и я непременно вас нарисую!

 

Все ёжики на свете — колючие. На них столько острых иголок, что не дотронешься даже. А по головке погладить — и вовсе нельзя. Поэтому их никто никогда и не приласкал ни разу.

Но одному доброму ёжику Колюнчику всё-таки повезло. Как это произошло? А вот как.

Брёл ёжик по лесу. Видит — пень торчит. А на том пеньке сидит Зайчонок и кашу манную из тарелки ест. И не просто ест, а столовой ложкой. Съел Зайчонок всю кашу и сказал:

— Спасибо, мама!

Подошла к Зайчонку мама Зайчиха, по головке лапкой погладила и похвалила:

— Молодец! Какой у меня воспитанный сынок растёт!

А Колюнчику, которого никто никогда не гладил так ласково, вдруг стало грустно. До того грустно, что он даже заплакал.

  1. Увидела Зайчиха, что ёжик плачет, и спрашивает:
  2. — Кто тебя обидел?
  3. — Никто не обидел, — отвечает Колюнчик.
  4. — А почему тогда у тебя слезинки на глазах?
  5. — Потому, что вы Зайчонка… погладили… лапкой.
  6. — Разве тебя твоя мама не гладит?

— Не гладит. Никто меня не гладит.

— Я бы тебя, малыш, погладила,. если бы… если бы ты не был таким колючим, — пожалела ёжика Зайчиха.

— Конечно, она бы тебя погладила, — вмешался Зайчонок. — Но можно очень даже просто лапку уколоть.

— А если я не буду колючим? — вдруг спросил Колюнчик.

— Тогда другое дело, — говорит Зайчиха. — Но ведь это невозможно!

— Возможно! — крикнул ёжик и стал кувыркаться, стал кататься по земле до тех пор, пока не нацепил на все свои иголки целый ворох опавших листьев. Он стал похож на пёстрый разноцветный шарик.

Когда шарик этот подкатился к Зайчихе, она не сразу поняла, в чём дело. Но Колюнчик просунул сквозь листья чёрную кнопочку носа и пробормотал:

— Теперь я… совсем… не колючий. Правда?

Зайчиха улыбнулась и погладила Колюнчика.

— Молодец! — сказала она. — Ах, какой находчивый ёжик растёт!

  • На главную » Пляцковский Михаил Спартакович » Любимые сказки малышей.

Page created in 0.018629789352417 sec.

Источник: https://e-libra.ru/read/463093-lyubimye-skazki-malyshey.html

ЛитЛайф

— Выходит, неправду говорили, будто бы ты добрый. Придется тебя, Булочка, жадиной называть… — грустно сказал тигренок Полосатик.

— Не надо меня жадиной называть? -испугался бегемотик. — Лучше походи немножко в моих босолапках — мне совсем не жалко?

ЭЙ, ТЫ!

Никто из зверей не хотел проходить мимо домика, в котором жил попугай Эйты. Иначе его и не называли, потому что самое любимое выражение попугая было 'Эй, ты!'. Увидит он бегемота и кричит:

— Эй, ты! Бегемота Твой портрет — в журнале мод! Увидит крокодила и насмехается:

— Эй, ты! Крокодила Как ты в лужу угодил? Увидит носорога — и проходу не дает:

— Эй, ты! Носорог! Не цепляйся за порог! Кому захочется мимо такого вредного попугая прохо- дить? Но приходилось все-таки. Ведь домик попугая Эйты стоял на самой центральной улице, напротив самого центрального универмага.

https://www.youtube.com/watch?v=FqvKQ-C9RMo

Больше всех был недоволен этим дразнилкой директор универмага жираф Долговязик, потому что к нему почти перестали заглядывать покупатели. Никому не хотелось, чтобы его при всех дразнили.

И тогда жираф Долговязик придумал хитрый ход. Он преподнес попугаю Эйты ко дню рождения боль шущее новенькое зеркало.

Увидел Эйты свое изображение в зеркале и решил, что это совсем другой попугай на него смотрит.

С того дня он все время торчит возле зеркала и сам себя дразнит:

— Эй, ты? Попугай? Сиди дома, не гуляй?

РАЗНОЦВЕТНЫЕ ЗВЕРЯТА

На опушке леса, примостившись на пеньке, сидел лягушонок Прыг-Скок и рисовал кигточкой на холсте бабочку, которая покачивалась на ромашке. Рисовал и пел.

Услыхал песенку лягушонка Зайчонок, выглянул из-за березки и выбежал на опушку. Высунул из кустов мордочку Медвежонок — и тоже заковылял к лягушонку.

— Как красивое — вздохнул Медвежонок, взглянув на картину. — Я так не умею.

— А ты, лягушонок, где-нибудь учился… на художника? — поинтересовался Медвежонок.

— Нет. Я такой родился, — ответил лягушонок. — А вам нравится… бабочка на моей картине?

— Она… такая… розовая… И поэтому красивая… — сказал Зайчонок. Вот если бы я был таким розовым, то меня бы, наверно, тоже считали самым красивым Зайчонком на свете!

— А я бы хотел быть… наполовину зеленым, а наполовину — синим, мечтательно произнес Медвежонок. — Тогда бы я тоже сделался самым знаменитым Медвежонком в нашем лесу?

— Вот квак? — удивился лягушонок. — Если все дело только в этом, то я согласен вам помочь. Кисточки у меня есть, краски тоже найдутся.

Лягушонок взял в лапки две кисточки и принялся за работу.

— До чего же ты розовый? — ахнул Медвежонок и погладил Зайчонка по головке.

— А ты тоже… до чего же… зелено-синий… Ну, просто совсем… сине-зелененький? — похвалил Зайчонок и погладил Медвежонка по спине.

Когда Медвежонок заглянул в свою берлогу, то мама Медведица, которая варила обед, даже поварежку от испуга на пол уронила.

— Это что еще за зверь такой? — зарычала она.

— Я не зверь… я же… Медвежонок… — послышался жалобный ответ.

— Мой сынок… буренький, а не такой… разноцветный! Убирррайся пока цел! — погрозила Медведица кочергой.

Убежал Медвежонок и встретил в лесу грустного Зайчонка.

— Мама не узнала меня? — захныкал Зайчонок.

— И меня… тоже… — махнул лапой Медвежонок. Над лесом, верхом на облаке, выкатилось солнышко. Оно зевнуло, взбило облако, как подушку, закрыло глаза — и улеглось спать. Сразу стало темно и страшно.

— Что будем делать? — спросил Зайчонок.

— Спа-а-ать… — зевнул Медвежонок и улегся калачиком под березку. Улегся — и захрапел сразу.

Зайчонок положил в изголовье охапку рыжих листьев и стал смотреть сквозь длинные ветки, как веселый желтый месяц дергает серебряные ниточки, свисающие с погашенных звезд. Потянет месяц за нитку — звездочка зазвонит и вспыхнет… Смотрел-смотрел Зайчонок — и уснул.

Утром Зайчонок с Медвежонком проснулись и побежали к ручью умываться. Видят: мостик через ручей сломан.

— Давай починим мостик, — предложил Медвежонок.

— А разве мы его сломали? — спросил Зайчонок.

— Это неважно. Мы его починим — и он кому-нибудь пригодится.

— Я и не возражаю… Я — как ты… — согласился Зайчонок.

  • Пока они чинили мостик, пока возились в ручье, вся краска отмылась — и побежал по лесу разноцветный ручеек.
  • Проскакал по мостику лягушонок и похвалил:
  • — Какой прекрасный мостик!
  • Следом за ним протопала по мостику Медведица и пробасила :
  • — Пр-р-ревосходный мостик!

— Это я… Это я… Это мы… его починили! — радостно закричал Медвежонок и бросился в объятия мамы Медведицы.

Мама Медведица приласкала Медвежонка:

— Умница!

— А я? — спросил Зайчонок.

— И ты… молодец!-сказал лягушонок и пожал Зайчонку лапку.

— Мама, а как ты меня сегодня узнала? Ведь я же сине-золе… нет, зелено -Си. . . — удивился Медвежонок.

— Ты обыкновенный… буренький, — улыбнулась мама.

— И вправду, — почесал затылок Зайчонок. — Ты совершенно бурый…

— А ты… совсем не розовый, а… серый… — заметил Медвежонок, взглянув на Зайчонка.

— Вас ручей отмыл! — пояснил лягушонок Прыг-Скок. А мама Медведица сказала:

— Теперь вы стали знаменитыми на весь наш лес… Когда кто-нибудь пройдет по этому мостику, то обязательно скажет спасибо Зайчонку и Медвежонку, которые его починили…

— Вот видите, для того чтобы прославиться, не обязательно быть… разноцветными! — добавил лягушонок, — Приходите ко мне в гости, и я непременно вас нарисую!

ЛЕЧЕБНЫЙ ФОТОАППАРАТ

Жила себе зебра по прозвищу Тельняшка. Зебра как зебра. Только она все время плакала. И утром, и днем, и вечером. И даже во сне плакала. Перед едой хныкала. После еды — ревела. Книжки читала — рыдала. Зубы чистила — слезами заливалась. Песенки — и то плаксивые пела. Напрасно под ее окнами малыши зверята кричали:

— Если хочешь быть здоровым, подражать не надо ревам!

Напрасно доктора всякие лекарства выписывали: ни шуткодрол, ни смехорин на нее не действовали.

Ничего ей не помогало. Даже уколы веселина. Зебру просили, уговаривали, упрашивали, умоляли:

— Успокойся! Вытри слезы! — А она еще больше плакала.

Не зря же во дворе висели десять веревок для сушки носовых платков!

Как-то в гости к зебре Тельняшке завернул слоненок Лус с фотоаппаратом на шее. Зебра очень удивилась. И даже на минутку слезы лить перестала. А слоненок Лус и говорит:

— Что с тобой? Продолжай, пожалуйста, плакать! Или тебе надоело?

— Мне никогда не надоедает плакать. А ты зачем пришел?

— Я пришел, чтобы сфотографировать тебя. Ну, заплачь? Ну, что тебе стоит? А то у меня снимок не получится…

  1. — Мне никакого снимка не надо.
  2. — Тебе, может, и не надо, а для журнала 'Мировые рекорды' он просто необходим.
  3. — Какие там еще рекорды?

— Обыкновенные. Мировые. Ты ведь у нас теперь чемпионка.

— Скажешь тоже?

— Правда-правда, есть среди нас чемпионы по бегу, по прыжкам, по плаванию. А ты, Тельняшка, чемпионка мира среди плаксеров полусреднего веса?

— Не желаю быть чемпионкой? Мне это не нравится?

— А ты заплачь, если не нравится, заплачь? И слоненок Л ус приготовился нажать кнопку фотоаппарата.

— Зря стараешься? Ничего у тебя не выйдет? — заупрямилась зебра.

Постоял-постоял фотограф — и ушел ни с чем. А Тельняшка с той поры так больше ни одной слезинки и не обронила.

  • Очень ей не хочется быть чемпионкой мира среди плаксеров полусреднего веса.
  • Все звери узнали об этом и решили так: 'Наверно, у слоненка Луса не простой фотоаппарат, а лечебный, потому что он сумел вылечить зебру Тельняшку лучше всяких докторов?'
  • ЧТО ЛУЧШЕ ВСЕГО?
  • Собрались возле сарая поросенок, щенок и утенок и стали выяснять: 'Что лучше всего?'

— Лучше всего… Гав… Га-астроном ! — сказал щенок Тявка. — Там столько вкусного!

Источник: https://litlife.club/books/67807/read?page=4

Читать Сказки для маленьких. Часть 2

  • Девахе-то жаль отца стало до слёз и спрашивает она у Тимохи,
  • — Как мне тебя упросить змеюшка, как мне тебя задобрить-умаслить?
  • Закачался, забряцал денюжкой змей цыганский и говорит,

— А откупиться. Неси мне все кольца да серьги мамкины, неси мне мошну отцовскую.

Что ж тут поделаешь, родитель-то дочке всего богатства дороже. Обошла по дому Любаша и всё до последнего грошика, до последней бусинки собрала, змею несёт и слезами заливается.

В доме-то теперь хоть шаром покати – паутину лишь соберёшь. Не хочется ей черноглазому Тимохе достаток из семьи отдавать.

Углядела тут девчушка в прихожей палаш отцовский, с которым он всегда на службу ходил, вытащила из ножен, у двери встала и кричит,

— Помогай-ка, Тимоха! Одной мне такой тяжести не дотащить.

Обрадовался змей, зашелестел монистой, к двери ползёт и глазищами лихо зыркает, а как высунулся за порог, то и снесла ему Любушка голову в малиновом картузе напрочь, так что под кровать она в этом картузе укатилась. Как влитой он на Тимохе сидел до погибели. Рассыпался змей цыганский золотым кладом, а тут и Данила Петрович из кабаков на порог. Глядит на богатство и глазам не верит,

— Крепка, — говорит, — нынче стала казёночка царская, чуть не по колено отсыпала.

Повинилась дочка отцу за грошик, про хитрости змеиные рассказала. Отец только крякал, да усы от слезы утирал. Сел он потом к столу, созвал всех домашних, раскурил свою трубочку и всю правду про щучий подарок поведал, а напоследок сказал,

— За чужое добро не хвастай.

Сказал так и до одной все монеты с пола собрал. Ссыпал казну в мешок, а наутро в крепости доложил царю по команде. Принял капитана Васильева Царь Пётр Алексеич, выслушал его рассказ и говорит,

— А что, Данила Петрович, видать крепко уразумил тебя табачок царский.

Выкурили они потом оба по трубочке, посмеялись, а потом велел Император Васильеву обратно на Васильевский остров идти, но уже – губернатором.

Но упросил капитан Царя Петра Алексеича на такую головокружительную высоту его не ставить; ни по чину ему она, ни по разуму, ни по возраста старшинству.

Подивился он на такую честность, дал капитану майора и в отпуск на всё лето выпустил, да ещё табаку приказал сколько снесёт насыпать, чтоб ещё больше ума-разума поднабрался. А денежки щучьи на сорокапушечный корабль пустили. Как раз тогда швед на страну, очертя голову, пёр.

Сергей Гришунин

Эй, ты!

Никто из зверей не хотел проходить мимо домика, в котором жил попугай Эйты. Иначе его и не называли, потому что самое любимое выражение попугая было «Эй, ты!».

Читайте также:  Русская народная сказка «гуси-лебеди» читать онлайн

Увидит он бегемота и кричит: — Эй, ты! Бегемота Твой портрет — в журнале мод! Увидит крокодила и насмехается:

— Эй, ты! Крокодила Как ты в лужу угодил? Увидит носорога — и проходу не дает:

— Эй, ты1 Носорог! Не цепляйся за порог! Кому захочется мимо такого вредного попугая прохо- дить? Но приходилось все-таки. Ведь домик попугая Эйты стоял на самой центральной улице, напротив самого центрального универмага.

https://www.youtube.com/watch?v=FqvKQ-C9RMo

Больше всех был недоволен этим дразнилкой директор универмага жираф Долговязик, потому что к нему почти перестали заглядывать покупатели. Никому не хотелось, чтобы его при всех дразнили.

И тогда жираф Долговязик придумал хитрый ход. Он преподнес попугаю Эйты ко дню рождения боль шущее новенькое зеркало.

Увидел Эйты свое изображение в зеркале и решил, что это совсем другой попугай на него смотрит.

С того дня он все время торчит возле зеркала и сам себя дразнит:

— Эй, ты? Попугай? Сиди дома, не гуляй?

Михаил Пляцковский

Экипаж

Изучение человека включает в себя три науки. Первая — это наука обычного знания; вторая — наука необычных духовных состояний, часто называемых экстазом, и, наконец, третья и наиболее важная наука — наука истинной реальности: наука, занимающаяся изучением того, что неизмеримо выше предметов изучения первых двух наук.

Только реальное внутреннее знание составляет знание науки истинной реальности. Первые же две науки лишь отражают, каждая по-своему, третью науку. Они почти бесполезны без нее.

Представим себе кучера. Он сидит на козлах экипажа и управляет лошадью, которая тянет за собой экипаж. Экипаж — это интеллект, высшая форма, в пределах которой мы находимся, когда сознаем свое существование и решаем, что нам делать. Экипаж дает возможность лошади и ездоку действовать.

Это то, что мы называем «ташкил», внешняя оболочка или формулировка. Лошадь, являющаяся движущей силой, символизирует энергию, называемую иногда «эмоциональным состоянием», а иногда как-нибудь по-другому. Она необходима, чтобы привести в движение экипаж.

Человек, в нашей схеме, есть тот, кто воспринимает наилучшим образом цель и возможности ситуации и направляет экипаж в заданном направлении. Каждый из этих трех элементов, взятый в отдельности, способен выполнять свои функции, причем достаточно правильно.

Но общая функция, которую мы называем движением экипажа (к цели), не может осуществляться до тех пор, пока действия трех элементов не будут согласованы ПРАВИЛЬНЫМ ОБРАЗОМ.

Только «человек» — реальное «я» — знает необходимость «экипажа», «лошади» и «кучера» друг в друге, а также знает, как связать их действия. Великая работа, в понимании суфиев, есть знание того, как сгармонизовать функции описанных трех элементов. Слишком много седоков, неподходящая лошадь, чересчур легкий или тяжелый экипаж — и результат не будет достигнут.

Этот открывок записан в дервишском манускрипте на персидском языке. Различные варианты его найдены в таких географически удаленных друг от друга школах, как дамасская и делийская.

Сказка дервишей

Эльф розового куста

В саду красовался розовый куст, весь усыпанный чудными розами. В одной из них, самой прекрасной меж всеми, жил эльф, такой крошечный, что человеческим глазом его и не разглядеть было.

За каждым лепестком розы у него было по спальне; сам он был удивительно нежен и мил, ну точь-в-точь хорошенький ребенок, только с большими крыльями за плечами.

А какой аромат стоял в его комнатах, как красивы и прозрачны были их с гены! То были ведь нежные лепестки розы.

Весь день играл эльф на солнышке, порхал с цветка на цветок, плясал на крыльях у резвых мотыльков и подсчитывал, сколько шагов пришлось бы ему сделать, чтобы обежать все дорожки и тропинки на одном липовом листе. За дорожки и тропинки он принимал жилки листа, да они и были для него бесконечными дорогами. Раз не успел он обойти и половины их, глядь — солнышко уж закатилось; он и начал-то, впрочем, не рано.

Стало холодно, пала роса, подул ветер, эльф рассудил, что пора домой, и заторопился изо всех сил но когда добрался до своей розы, оказалось, что она уже закрылась и он не мог попасть в нее; успели закрыться и все остальные розы. Бедный крошка эльф перепугался никогда еще не оставался он на ночь без приюта, всегда сладко спал между розовыми лепестками, а теперь!.. Ах, верно, не миновать ему смерти!

Вдруг он вспомнил, что на другом конце сада есть беседка, вся увитая чудеснейшими каприфолиями; в одном из этих больших пестрых цветков, похожих на рога, он и решил проспать до утра.

И вот он полетел туда. Тес! Тут были люди. красивый молодой человек и премиленькая девушка. Они сидели рядышком и хотели бы век не расставаться — они так горячо любили друг друга, куда горячее, нежели самый добрый ребенок любит своих маму и папу.

— Увы! Мы должны расстаться! — сказал молодой человек. — Твой брат не хочет нашего счастья и потому отсылает меня с поручением далеко-далеко за море! Прощай же, дорогая моя невеста! Ведь я все-таки имею право назвать тебя так!

И они поцеловались. Молодая девушка заплакала и дала ему на память о себе розу, но сначала запечатлела на ней такой крепкий и горячий поцелуй, что цветок раскрылся. Эльф сейчас же влетел в него и прислонился головкой к нежным, душистым стенкам.

Источник: https://online-knigi.com/page/200064?page=625

rrulibs.com

В день рождения слоненку Лусу подарили фотоаппарат. И он сразу стал заправским фотографом. Целыми днями ходил и щелкал затвором. Сначала Лус снимал всех подряд. Сядет на ветку попугай. Щелк — и порядок. Выглянет из-за куста антилопа. Щелк — и готово. Потом звери к нему сами ходить повадились.

Бегемотик Булочка попросил сфотографировать его для удостоверения личности, и почему-то обязательно в профиль.

Очковая змея Окулярия сочинила книгу под названием «Мои встречи» — и ей срочно нужен был снимок на обложку.

У пантеры Кисы родился малыш. Разве можно его не сфотографировать? Вот подрастет — и память будет.

Слух о замечательном фотографе вскоре разнесся повсюду. Как-то утром в дверь слоненка Луса постучали.

— Кто там? Входите! — сказал слоненок Лус.

— Не помешаю? — спросил незнакомый шимпанзе и приподнял шляпу.

— Спасибо. Я уже почти не сплю, — невпопад ответил слоненок, вставая с постели.

— Чем могу служить?

— Видите ли, я к вам по важному делу. Меня направили сюда из газеты «О многом понемногу». Надеюсь, вы читаете эту газету?

— Гм… Я больше люблю книжки про шпионов. Но мой папа…

— Это не имеет значения. Моему шефу, я имею в виду редактора, многие хвалили вас как большого мастера фотографии.

— Ну, пожалуй, это слишком.

— Не скромничайте. Итак, о деле. Нам срочно нужна фотография… солнца… в хорошую погоду…

— Но ведь в плохую погоду солнца и не бывает.

— Бывает. Только за тучами. Но нас интересует солнце в хорошую погоду. Ясно?

— Почти.

— Итак, о деле. Вы согласны?

— Попробую.

— Значит, договорились? Тогда ударим по лапам. Кстати, меня зовут Бананас.

— Красивое имя.

— Не жалуюсь. Итак, о деле. Вот вам наш адрес. Присылайте свои снимки. Привет!

Шимпанзе Ба напас приподнял шляпу, поклонился и ушел.

Целый день слоненок Лус фотографировал солнце. Погода стояла чудесная: круглый золотой шар солнца так и сверкал на голубом экране неба.

Но ни один снимок не получился. Все кадры были засвечены. Полная неудача? Позор?

Слоненок Лус испортил десять фотопленок — и бесполезно. Он очень огорчился и чуть не заплакал от досады. Что теперь скажет о нем Бананас?

И вдруг слоненок подумал: «А почему я должен фотографировать солнце обязательно в небе? Могу же я сфотографировать солнце… в реке? Или в лесу, когда оно отражается в капле росы? А чем плохи такие снимки: солнечные колечки, рассыпанные в траве под деревьями, или солнечные зайчики на крыше гостиницы «Три поросенка » ?

Видно, он был настоящим фотографом, этот слоненок Лус, если ему в голову пришла такая прекрасная мысль. Верней, он был наполовину фотографом и наполовину — поэтом.

Нащелкал слоненок Лус солнце в разных видах и послал фотографии в редакцию. Через два дня пришло письмо :

Четвертый дом от угла, напротив парикмахерской «Брижка и стритье». Или, кажется, «Стрижка и бритье». Слоненку Лусу. Лично.

Дорогой друг!

Фотографии получили. Ровно семнадцать штук. Итак, о деле. Шефу, я имею в виду нашего редактора, снимки понравились. Решили дать тебе премию за выдумку и юмор. Что такое юмор, я не знаю. А про премию знаю. Три ящика морковки получишь позавчера. То есть послезавтра.

Твой приятель Бананас.

Слоненку Лусу письмо понравилось. У него было такое хорошее настроение, что он не удержался и сфотографировал себя, а снимок повесил на самом видном месте.

БОСОЛАПКИ НА КОЖАНОМ ХОДУ

Бегемотику Булочке босолапки купили. На каждую лапу — по босолапке. По новенькой. Со скрипом. И на кожаном ходу. Увидел слоненок Лус у бегемотика обновку и попросил:

— Дай поносить немножко.

Снял Булочка свои босолапки и говорит:

— Возьми. Походишь-походишь, а потом мне вернешь.

И тогда все звери сказали:

— Какой добрый бегемотик!

Пришел к бегемотику тигренок Полосатик и тоже попросил:

— Дай свои босолапки поносить!

— Не дам! — отвечает бегемотик. — Они мне самому нужны.

— Я чуточку поношу — и отдам, — настаивал тигренок. — Договорились?

— Нет! Не договорились!

— А почему же ты слоненку свои босолапки давал?

— Так они мне тесноваты были. А теперь не жмут нисколечко. Слоненок-то их уже разносил!

— Выходит, неправду говорили, будто бы ты добрый. Придется тебя, Булочка, жадиной называть… — грустно сказал тигренок Полосатик.

— Не надо меня жадиной называть! — испугался бегемотик. — Лучше походи немножко в моих босолапках — мне совсем не жалко!

ЭЙ, ТЫ!

Никто из зверей не хотел проходить мимо домика, в котором жил попугай Эйты. Иначе его и не называли, потому что самое любимое выражение попугая было «Эй, ты!». Увидит он бегемота и кричит:

— Эй, ты! Бегемот! Твой портрет — в журнале мод! Увидит крокодила и насмехается:

— Эй, ты! Крокодил! Как ты в лужу угодил? Увидит носорога — и проходу не дает:

— Эй, ты! Носорог! Не цепляйся за порог! Кому захочется мимо такого вредного попугая проходить? Но приходилось все-таки. Ведь домик попугая Эйты стоял на самой центральной улице, напротив самого центрального универмага.

Больше всех был недоволен этим дразнилкой директор универмага жираф Долговязик, потому что к нему почти перестали заглядывать покупатели. Никому не хотелось, чтобы его при всех дразнили.

И тогда жираф Долговязик придумал хитрый ход. Он преподнес попугаю Эйты ко дню рождения большущее новенькое зеркало.

Увидел Эйты свое изображение в зеркале и решил, что это совсем другой попугай на него смотрит.

С того дня он все время торчит возле зеркала и сам себя дразнит:

— Эй, ты! Попугай! Сиди дома, не гуляй!

Источник: http://rulibs.com/ru_zar/child_tale/plyatskovskiy/0/j21.html

Книга Ромашки в январе

Перейти на страницу: 1234567

1

Пляцковский Михаил

Ромашки в январе

  • Михаил Пляцковский
  • РОМАШКИ В ЯНВАРЕ
  • Содержание:
  • Однажды утром
  • Букашка, которая хотела стать большой
  • Непонятливый львенок
  • Помощник
  • Как щенок Тявка учился кукарекать
  • Конкурс красоты
  • Длинная шея
  • Как утенок Крячик свою тень потерял
  • Ромашки в январе
  • Трудное задание
  • Босолапки на кожаном ходу
  • Эй, ты!
  • Разноцветные зверята
  • Лечебный фотоаппарат
  • Что лучше всего?
  • Кролик, который никого не боялся
  • Зеленый лягушонок и Желтая Кувшинка
  • Жужуля
  • Счастливый день
  • Сказка о перевернутой черепахе
  • Самое интересное слово
  • Солнышко на память
  • ОДНАЖДЫ УТРОМ

Утенок вечно куда-то спешил. И когда он быстро ковылял по зеленой траве, то со стороны всем казалось, что катится мячик. А так как этот мячик еще и крякал, то утенка назвали Крячиком.

Очень не нравилось утенку по утрам умываться. Его, бывало, не то что к речке, а к обыкновенной луже силком не затащишь.

— Долго ли ты еще у меня будешь неряхой? — укоряла утенка мама. — Вечно ты ходишь грязный да чумазый!

  1. — А я и так себя прекря-кря-крясно чувствуют — отвечал Крячик.
  2. Но однажды цыпленок Фью и щенок Тявка сговорились и решили проучить своего дружка. Вышел утром Крячик во двор, как всегда неумытый и заспанный, поздоровался с цыпленком Фью:
  3. — Крякcтвуй!
  4. Это у него так слово 'здравствуй' получалось.
  5. А цыпленок говорит:

— Кто ты? Я тебя не знаю.

Тогда Крячик направился к щенку Тявке:

— Крякствуй?

— Я с незнакомыми птицами не здороваюсь! -сказал щенок.

Обиделся утенок на своих друзей.

'Что это с ними?-думает.-Почему они меня вдруг узнавать перестали?'

Тут дождик начался. Звонкий такой дождик. Веселый. Теплый- претеплый.

Не успел Крячик под крыльцо спрятаться — и дождик искупал его хорошенько. Щенок и цыпленок сами к утенку подбежали, говорят:

— Здравствуй! Какой ты чистый и симпатичный?

  • Крячик спрашивает его:
  • — Почему же вы раньше со мной не здоровались, когда я сам к вам подходил?
  • — Ко мне какой-то грязнуля подходил, а совсем не ты, — сказал Фью.
  • — И ко мне тоже какой-то чумазый приставал, — сказал Тявка.

— Так это же был я? — засмеялся утенок. — Только теперь меня дождик умыл.

— Если хочешь, чтобы мы тебя всегда узнавали, то на дождик не надейся? проворчал щенок Тявка.

— Ведь дождик бывает не каждый день? — пригрозил крылышком цыпленок Фью.

БУКАШКА, КОТОРАЯ ХОТЕЛА СТАТЬ БОЛЬШОЙ

Не удивляйтесь, пожалуйста, что маленькой Букашке посвящена целая сказка. Да, Букашке. Самой обыкновенной. Такой крошечной, что ей даже имя забыли дать. Чем же она прославилась? Об этом — потом.

Читайте также:  Классный час «дружба начинается с улыбки», 4 класс

А сначала — о мечте. Ведь у каждого есть своя мечта. Не правда ли?

Например, тигренку Полосатику очень хочется летать. Но у него нет крыльев.

Зебре Тельняшке надоело быть полосатой, как матрац. Ночами ей снится, будто она стала коричневой, такой коричневой, что приятно в зеркало на себя посмотреть.

У Букашки тоже была мечта. Она мечтала вырасти, превратиться из маленькой-премаленькой в большую-пребольшую.

— Ты не знаешь, в какой аптеке продаются волшебные пилюли для роста? спросила Букашка однажды улитку Неторопыжку.

— Не знаю, — ответила улитка. — А что, они тебе очень нужны?

— Очень, — вздохнула Букашка. — Вот бы мне стать… пусть не такой огромной, как слоненок Лус, но по крайней мере не меньше носорога Топтопа…

— И какой толк тебе от этого?

— Что ты говоришь, Неторопыжка? Меня бы сразу начали замечать. Со мной здоровались бы при встрече?

— Разве в этом заключается счастье? — покачала рогатой головкой улитка Неторопыжка.

— А кто знает, в чем оно заключается? — задумчиво проговорила Букашка. Но если тебе неизвестно, в какой аптеке продаются волшебные пилюли для роста, то нам не о чем больше разговаривать.

На том они и расстались.

А через некоторое время случилось вот что. Носорог Топтоп жарил глазунью из сорока яиц и забыл выключить электрическую плитку. Что бывает в таких случаях, все, конечно, знают. В таких случаях бывает пожар.

Испугался носорог Топтоп, стал на помощь звать. Прибежали звери: и крокодил Зубастик, и жираф Долговязик, и тигренок Полосатик, и еще много других. Прибежали — и стоят.

  1. Стоят — и смотрят.
  2. Смотрят, а дом горит.
  3. Дом горит — и никто огонь не гасит.

Никто огонь не гасит, потому что все растерялись. Одна Букашка не растерялась. Полетела за спасательной командой. Опустилась она на пожарную каланчу, видит: слоны-пожарники в медных своих касках в домино играют — и никто из них даже ухом не ведет.

— Пожар! — запищала Букашка. — Спасите? Помогите?

— Где пожар? Что горит? — всполошились пожарники.

— У носорога Топтала дом пылает! Не теряйте ни минутки! Мне его очень жалко? — со слезами на глазах кричала Букашка. Взвалили слоны на спины бочки с водой — и помчались на выручку. Вытащили они из огня носорога Топтопа, а пожар водой из хоботов погасили. Ведь если у пожарников есть хоботы, то никакие шланги и брандспойты им совершенно не нужны!

Очень довольна была Букашка, что спасли пожарники носорога Топтопа, и от радости она в воздухе всякие там сальто-мортале выделывала.

Но ее по-прежнему никто не замечал. И никто не догадывался, что это она, Букашка, пожарников позвала. Только улитка Неторопыжка знала об этом.

— Ты молодчина, Букашка? — похвалила она ее. — Ты не растерялась в минуту опасности и спасла жизнь носорогу Топтопу, который чуть было не погиб из-за своей яичницы? И я сегодня же напишу заметку в нашу местную газету и попрошу, чтобы ее на самом видном месте напечатали…

— А что я такого сделала? — удивилась Букашка. — Ничего особенного! Вот если бы достать волшебные пилюли для роста!..

— Зачем тебе какие-то пилюли? — сказала улитка Неторопыжка. -Ты маленькая-премаленькая, зато у тебя большое-пребольшое сердце. А это — самое главное!

НЕПОНЯТЛИВЫЙ ЛЬВЕНОК

Жил на свете львенок. Он был совершенно маленьким и совершенно непонятливым. И за то, что он задавал по тысяче вопросов в минуту, ему крепко доставалось от строгой мамы.

Однажды во время прогулки львенок встретил незнакомого зверя.

— Может, познакомимся? — предложил он первым, так как был к тому же невероятно любопытным.

— А вам этого очень хочется? — спросил незнакомый зверь.

— Очень- очень -очень — преочень ? — обрадовался львенок. — Страшно люблю знакомиться. Что касается меня, то я — львенок.

— Вижу, что не корова, — пробурчал незнакомый зверь. Потом он протянул лапу и представился: — Ягуар…

— Понимаю, — сказал львенок. — Ты — гуар, да?

— Во-первых, не 'ты', а 'вы'. Это некультурно незнакомого зверя называть на 'ты'…

  • — Извиняюсь, дорогой выгуар?
  • — А во-вторых, не выгуар, а ягуар.
  • — Я и говорю — выгуар.
  • — Поймите, львенок: я — ягуар.

— Понял? Вы — выгуар.

— До чего же вы непонятливый, львенок? — обиделся ягуар.

— Это, наверно, потому, что я еще маленький, — вздохнул львенок.

— Честь имею? — рявкнул ягуар. — Вот подрастете, крошка, тогда и приходите знакомиться?

С этими словами рассерженный ягуар пошел своей дорогой, а львенок — своей.

'Некрасиво получилось, — подумал львенок. — Я к нему со всей душой, а он обиделся. Нет, с сегодняшнего дня я обязательно перевоспитаюсь и всех незнакомых зверей на 'вы' называть буду…'

Идет львенок, а навстречу ему Большой-Мохнатый-Рогатый.

— Здравствуйте, — заикаясь, проговорил львенок. — Р-рад п-поз-знакомиться ?

— Здравствуй, львенок, — ответил Большой-Мохнатый-Рогатый.

— Ой? А откуда вы меня знаете?

— Я всех знаю!

— А кто вы такой? — спросил львенок.

1

Источник: https://read-books-online.ru/bookread-67807

Михаил Пляцковский — Солнышко на память

— Эй, ты! Попугай! Сиди дома, не гуляй!

На опушке леса, примостившись на пеньке, сидел лягушонок Прыг-Скок и рисовал кисточкой на холсте бабочку, которая покачивалась на ромашке. Рисовал и пел.

Услыхал песенку лягушонка Зайчонок, выглянул из-за березки и выбежал на опушку. Высунул из кустов мордочку Медвежонок — и тоже заковылял к лягушонку.

— Как красивое — вздохнул Медвежонок, взглянув на картину. — Я так не умею.

— А ты, лягушонок, где-нибудь учился… на художника? — поинтересовался Медвежонок.

— Нет. Я такой родился, — ответил лягушонок. — А вам нравится… бабочка на моей картине?

— Она… такая… розовая… И поэтому красивая… — сказал Зайчонок. — Вот если бы я был таким розовым, то меня бы, наверно, тоже считали самым красивым Зайчонком на свете!

— А я бы хотел быть… наполовину зеленым, а наполовину — синим, — мечтательно произнес Медвежонок. — Тогда бы я тоже сделался самым знаменитым Медвежонком в нашем лесу?

— Вот квак? — удивился лягушонок. — Если все дело только в этом, то я согласен вам помочь. Кисточки у меня есть, краски тоже найдутся.

Лягушонок взял в лапки две кисточки и принялся за работу.

— До чего же ты розовый? — ахнул Медвежонок и погладил Зайчонка по головке.

— А ты тоже… до чего же… зелено-синий… Ну, просто совсем… сине-зелененький! — похвалил Зайчонок и погладил Медвежонка по спине.

Когда Медвежонок заглянул в свою берлогу, то мама Медведица, которая варила обед, даже поварежку от испуга на пол уронила.

— Это что еще за зверь такой? — зарычала она.

— Я не зверь… я же… Медвежонок… — послышался жалобный ответ.

— Мой сынок… буренький, а не такой… разноцветный! Убирррайся пока цел! — погрозила Медведица кочергой.

Убежал Медвежонок и встретил в лесу грустного Зайчонка.

— Мама не узнала меня! — захныкал Зайчонок.

— И меня… тоже… — махнул лапой Медвежонок. Над лесом, верхом на облаке, выкатилось солнышко. Оно зевнуло, взбило облако, как подушку, закрыло глаза — и улеглось спать. Сразу стало темно и страшно.

— Что будем делать? — спросил Зайчонок.

— Спа-а-ать… — зевнул Медвежонок и улегся калачиком под березку. Улегся — и захрапел сразу.

Зайчонок положил в изголовье охапку рыжих листьев и стал смотреть сквозь длинные ветки, как веселый желтый месяц дергает серебряные ниточки, свисающие с погашенных звезд. Потянет месяц за нитку — звездочка зазвонит и вспыхнет… Смотрел-смотрел Зайчонок — и уснул.

Утром Зайчонок с Медвежонком проснулись и побежали к ручью умываться. Видят: мостик через ручей сломан.

— Давай починим мостик, — предложил Медвежонок.

— А разве мы его сломали? — спросил Зайчонок.

— Это неважно. Мы его починим — и он кому-нибудь пригодится.

— Я и не возражаю… Я — как ты… — согласился Зайчонок.

  • Пока они чинили мостик, пока возились в ручье, вся краска отмылась — и побежал по лесу разноцветный ручеек.
  • Проскакал по мостику лягушонок и похвалил:
  • — Какой прекрасный мостик!
  • Следом за ним протопала по мостику Медведица и пробасила:
  • — Пр-р-ревосходный мостик!

— Это я… Это я… Это мы… его починили! — радостно закричал Медвежонок и бросился в объятия мамы Медведицы.

Мама Медведица приласкала Медвежонка:

— Умница!

— А я? — спросил Зайчонок.

— И ты… молодец! — сказал лягушонок и пожал Зайчонку лапку.

— Мама, а как ты меня сегодня узнала? Ведь я же сине-золе… нет, зелено-си… — удивился Медвежонок.

— Ты обыкновенный… буренький, — улыбнулась мама.

— И вправду, — почесал затылок Зайчонок. — Ты совершенно бурый…

— А ты… совсем не розовый, а… серый… — заметил Медвежонок, взглянув на Зайчонка.

— Вас ручей отмыл! — пояснил лягушонок Прыг-Скок. А мама Медведица сказала:

— Теперь вы стали знаменитыми на весь наш лес… Когда кто-нибудь пройдет по этому мостику, то обязательно скажет спасибо Зайчонку и Медвежонку, которые его починили…

— Вот видите, для того чтобы прославиться, не обязательно быть… разноцветными! — добавил лягушонок, — Приходите ко мне в гости, и я непременно вас нарисую!

Жила себе зебра по прозвищу Тельняшка. Зебра как зебра. Только она все время плакала. И утром, и днем, и вечером. И даже во сне плакала. Перед едой — хныкала. После еды — ревела. Книжки читала — рыдала. Зубы чистила — слезами заливалась. Песенки — и то плаксивые пела. Напрасно под ее окнами малыши зверята кричали:

— Если хочешь быть здоровым, подражать не надо ревам!

Напрасно доктора всякие лекарства выписывали: ни шуткодрол, ни смехорин на нее не действовали.

Ничего ей не помогало. Даже уколы веселина. Зебру просили, уговаривали, упрашивали, умоляли:

— Успокойся! Вытри слезы! — А она еще больше плакала.

Не зря же во дворе висели десять веревок для сушки носовых платков!

Как-то в гости к зебре Тельняшке завернул слоненок Лус с фотоаппаратом на шее. Зебра очень удивилась. И даже на минутку слезы лить перестала. А слоненок Лус и говорит:

— Что с тобой? Продолжай, пожалуйста, плакать! Или тебе надоело?

— Мне никогда не надоедает плакать. А ты зачем пришел?

— Я пришел, чтобы сфотографировать тебя. Ну, заплачь! Ну, что тебе стоит? А то у меня снимок не получится…

  1. — Мне никакого снимка не надо.
  2. — Тебе, может, и не надо, а для журнала «Мировые рекорды» он просто необходим.
  3. — Какие там еще рекорды?

— Обыкновенные. Мировые. Ты ведь у нас теперь чемпионка.

— Скажешь тоже!

— Правда-правда, есть среди нас чемпионы по бегу, по прыжкам, по плаванию. А ты, Тельняшка, чемпионка мира среди плаксеров полусреднего веса!

— Не желаю быть чемпионкой! Мне это не нравится!

— А ты заплачь, если не нравится, заплачь! И слоненок Лус приготовился нажать кнопку фотоаппарата.

— Зря стараешься! Ничего у тебя не выйдет! — заупрямилась зебра.

Постоял-постоял фотограф — и ушел ни с чем. А Тельняшка с той поры так больше ни одной слезинки и не обронила.

  • Очень ей не хочется быть чемпионкой мира среди плаксеров полусреднего веса.
  • Все звери узнали об этом и решили так: «Наверно, у слоненка Луса не простой фотоаппарат, а лечебный, потому что он сумел вылечить зебру Тельняшку лучше всяких докторов!»
  • Собрались возле сарая поросенок, щенок и утенок и стали выяснять: «Что лучше всего?»

— Лучше всего… Гав… Га-астроном! — сказал щенок Тявка. — Там столько вкусного!

— Нет, лучше всего танец кря-кряковяк! — возразил утенок Крячик. — Мне нравится танцевать.

— Танцы — ерунда! — запротестовал поросенок Кнопка. — Самое прекрасное на свете — это… хрюсталь. Если дотронуться копытом, он звенит.

— А мне нравится песенный фьюстеваль и… еще… веселый фьюмор! — пискнул в сарае цыпленок Фьк.

Наверно, этот спор продолжался бы еще очень долго. Но спорщиков услыхала корова Муренка.

— А почему-му-му м-м-меня не спрашивают? — вмешалась она. — Лучше всего на свете — сено!

— А по-моему, сметана! — облизнулся на заборе кот Чернобурчик.

В это время сверкнула молния и по небу прокатился гром. Спорщики испугались — и разбежались в разные стороны. А под крыльцом облегченно вздохнула наседка Соня, которой не давали спать. «Лучше всего… все-таки… гром!» — подумала она и заснула.

КРОЛИК, КОТОРЫЙ НИКОГО НЕ БОЯЛСЯ

Слава приходит, когда ее не ждешь. Так пришла она и к серому кролику Кочерыжке, который в один прекрасный день стал знаменитым. В тот день кролик Кочерыжка встретил Медведя.

— Это моя тр-р-ропинка! — пробурчал Медведь, желая в шутку напугать кролика.

Но Кочерыжка даже ухом не повел, поздоровался и прошел мимо, как ни в чем не бывало. Медведь даже оторопел от неожиданности. В тот день кролик Кочерыжка столкнулся на подвесном мосту с Тигром.

— Вот я тебе покажу! — напустился Тигр на кролика. Но кролик Кочерыжка ничуть не испугался. Он спросил:

— Что вы сказали?

Потом приподнял шляпу, раскланялся и двинулся дальше. Тигр даже окосел немного от такой неслыханной дерзости.

В тот день кролик Кочерыжка случайно наступил на лапу самому Льву.

— Я тебя, крррольчишка, в поррррошок сотррру! — грозно зарычал Лев.

— Рад вас видеть, — сказал Кочерыжка, улыбнулся и похлопал по спине остолбеневшего Льва.

Источник: https://nice-books.ru/books/detskaya-literarura/skazka/page-4-204695-mihail-plyackovskii-solnyshko-na-pamyat.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector