Коваль «морской бой» читать

Морской бой — игра для двух участников, в которой игроки по очереди атакуют корабли, находящиеся на поле соперника. Если у соперника по указанным координатам имеется корабль, то корабль или его часть «топится», а попавший получает право сделать ещё один ход.

Цель игрока — первым поразить все корабли противника.

На ход игроку дается 30 сек игрового времени, после истечения времени игрок пропускает свой ход. После 2-х пропусков хода игроку присуждается поражение.

Если игрок, ходивший первым, уничтожает все корабли соперника первым, у второго игрока появляется возможность свести партию к ничьей, получая дополнительный ход.

Расстановка кораблей

Вы можете выбрать случайную расстановку с помощью кнопки Случайно или расставить корабли самостоятельно. Кнопка Очистить поле позволяет отправить все корабли в «порт» и освободить место.

Чтобы разместить корабль на поле, перетащите его из порта на выбранное место. Повернуть корабль, расположенный на поле, можно просто нажав на него.
Сохранить расстановку можно с помощью кнопки Запомнить.

Сохраненные расстановки Вы сможете найти в панели Расстановки под игровым полем.

Показать полное описание
Скрыть полное описание Коваль «Морской бой» читать

Обычный — классический морской бой, игроки ходят по очереди. Игра засчитывается после первого выстрела.

Кто быстрее — игра на скорость, игроки ходят независимо друг от друга. Игра засчитывается в любом случае.

  • Предложить ничью — запросить ничью у соперника.
  • Сдаться — закончить текущую игру, признав свое поражение.
  • Покинуть игру — выйти из текущей игры и вернуться в режим игры с компьютером (при этом, если игра не окончена и в ней было сделано не менее 3 ходов, вам будет засчитано поражение).

Нижняя панель кнопок

Коваль «Морской бой» читать

Настройки — открывает меню настроек, в котором Вы можете:

  • изменить тему оформления флота;
  • включить/выключить звук в игре;
  • изменить обозначение подбитых кораблей (только для темы «Стандарт»);
  • запретить другим игрокам отправлять вам приглашения.
  1. История — история всех ваших игр с указанием даты игры, противника и его места в рейтинге.
  2. Жёлтым цветом отмечены выигранные вами партии, красным – проигранные, синим – завершенные ничьей.
  3. Звёздочкой отмечены игры, занесённые вами в избранное.

Коваль «Морской бой» читать

Рейтинг игроков — результаты зарегистрированных игроков, упорядоченных по количеству набранных очков.

Коваль «Морской бой» читать

Очки начисляются только за победы над противниками (за ничьи и победы над компьютером очки не начисляются).

Начисление очков идет по системе Эло.

Система рейтингов Эло, коэффициент Эло — метод расчёта относительной силы игроков в играх, в которых участвуют двое игроков. Эту систему рейтингов разработал американский профессор физики венгерского происхождения Арпад Эло.

Авторизация / Личный кабинет — возможность войти в личный кабинет (ЛК), произвести авторизацию или зарегистрироваться.

Коваль «Морской бой» читать

В личном кабинете вы можете указать дополнительную информацию о себе, загрузить фото, изменить пароль, а также хранить и осуществлять личную переписку с другими зарегистрированными игроками.

Вы можете играть без регистрации в качестве гостя. После регистрации и/или авторизации вы получите доступ в личный кабинет и сможете отправлять другим игрокам личные сообщения.

Чтобы зарегистрироваться надо просто ввести имя (от 3 символов) и пароль (не менее 5 символов). Если такое имя уже зарегистрировано в игре, вам придется выбрать другое.

Источник: https://logic-games.spb.ru/battleship/

Максим Шахов: Морской бой

Атлантика. Восточнее побережья Аргентины

С дурнотой бороться все труднее. Наверное, у него все же сотрясение мозга. Да еще и серьезная потеря крови, несмотря на тугую повязку на бедре. Кстати, сколько времени прошло с тех пор, как он ее наложил?

Берега уже не было видно. Разбитая яхта, дрожа всем телом, взбиралась на очередной вал и падала боком вниз. Каждый раз казалось, что это конец, но крепкая посудина, рассчитанная на долгие хождения по океану, выдерживала многотонные удары и снова выправлялась.

Правда, делала она это все тяжелее и тяжелее. Пулевые пробоины в бортах находились где-то в носовой части, а вот дыра от снаряда гранатомета была в районе моторного отсека, куда Андрей добраться не мог.

Вода прибывала с каждым часом и сейчас плескалась уже в кают-компании.

Сколько времени осталось: два часа, четыре, шесть? Течение неумолимо тащило судно на юг, все дальше от берега. Корабли, которые проходили Магелланов пролив и двигались на север, в Буэнос-Айрес и Монтевидео, держались западнее, чтобы не тратить лишнего топлива на борьбу с течением.

Можно было бы надеяться на морской путь, который связывал материк с Фольклендами, но и он остался далеко к западу. Яхту несло уже не курсом «south» [1]. Насколько Андрей мог определить по солнцу, теперь она шла скорее курсом «south-south-east».

А здесь прямых караванных путей не существовало.

Все? Конец? Тупая боль в онемевшей ноге мешала думать. Мысли путались, метались в голове. Они уже не искали выхода, сознание затуманилось. Андрей вдруг осознал, что снова вынырнул из беспамятства.

Он сидел, свесив голову, в кресле перед приборами и бесполезным штурвалом на открытом мостике яхты.

Спуститься в каюту к Марии, вынести ее наверх? А смысл? Пусть лучше так… Пусть она не узнает, что умрет, и не будет в этот момент в сознании.

Андрей оглянулся на палубу, где волны перекатывали мертвое тело. Со спины на бок и на живот. Потом назад. Руки убитого при этом безвольно, как тряпки, шлепали по палубе. Смотреть на это было неприятно и даже больно…

Все понятно, все давно передумано: ты военный, ты офицер, ты выбирал эту профессию сознательно. Ты знал, что всегда существует возможность умереть. В этом твоя работа – быть готовым умереть, если будет нужно. Спокойно, мужественно умереть… Но все равно до боли жаль, что произойдет это вдали от дома. И он не сможет проститься с отцом…

Парагвай. Асунсьон. Резиденция международной организации «Врачи без границ»

Николас Вудвин – румяный толстячок с веселыми добрыми глазами – внешностью как нельзя лучше подходил на роль помощника посла по связям с общественностью. Именно «на роль», потому как основные задачи, которые стояли перед полковником Вудвином, были несколько далеки от его официальной должности.

Полковник Вудвин был сотрудником Информационно-аналитического департамента ЦРУ и экспертом по странам Южной Америки.

В зависимости от любых осложнений или просто изменений во внутриполитической жизни той или иной страны, он выезжал на место событий, собирал материал, готовил доклад руководству, где излагал свои рекомендации по решению проблемы. Это если говорить языком документов.

А по сути, рекомендации сводились к ответу на вопрос: чьими руками удобнее будет «таскать каштаны из огня». Разумеется, во время этих командировок мистер Вудвин получал в подчинение резидентуру той страны, в которой ему предстояло работать.

Белый «Мерседес» с посольскими номерами свернул с проспекта Республики на улицу Генерала Диаса.

Небольшой особняк за кованым забором в старом испанском стиле принадлежал частному лицу, но вот уже пять лет, после последних напряженных событий в стране, как здесь обосновалась международная гуманитарная организация врачей.

Правительство смотрело на существование этого учреждения сквозь пальцы, не понимая тем не менее, почему врачи так задержались в стране, где последствия последней гражданской войны почти полностью ликвидированы.

Между тем в лабораториях организации занимались еще и разработкой вакцин, поставками дешевых лекарств для малоимущих. Врачи миссии частенько выезжали на север в пустынные районы, где оказывали необходимую помощь пастухам и земледельцам. И эти факты заставляли властей мириться с существованием организации. Хотя наверняка спецслужбы Парагвая подозревали, что в составе миссии врачей есть люди, откровенно занимающиеся шпионажем.

Читайте также:  Выпускной в 4 классе. сценарий

Читать дальшеКОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКАКоваль «Морской бой» читатьВы можете купить эту книгу и продолжить чтениеХотите узнать цену?ДА, ХОЧУ

Источник: https://libcat.ru/knigi/detektivy-i-trillery/boevik/178603-maksim-shahov-morskoj-boj.html

Марина Ясинская — Морской бой

— Господин градомейстер, а может, не надо?

В вопросе статс-деньгария Модеста Дориановича звучали отчаяние и обречённость; он уже видел, что на лице градомейстера появилось то упрямое выражение, которое роднило его с пресловутым ослом.

— Ни один город не может считать себя настоящей военной силой, не имея, кроме армии, достойного флота, — отчеканил градомейстер. Он совсем недавно вступил в должность и только что вернулся из своей первой заграничной поездки.

Статс-деньгарий подозревал, что градомейстер мог привезти из чужих земель всякую заразу, но думал, что зараза ограничится либо дорогими сувенирами вроде музыкальной шкатулки или самооткрывающейся табакерки, либо деликатной проблемой, которая станет заботой лекаря по срамным болезням. А тут вон оно как вышло…

— Вы думаете воевать с соседями? — осторожно поинтересовался Модест Дорианович.

  • — Всякое может быть, — туманно ответил градомейстер.
  • — И для этого вам нужен флот? Но наш город…
  • Градомейстер нетерпеливо его перебил:

— Мой город. Модест, мой.

— Ваш, — согласился статс-деньгарий, — Конечно, ваш. Но ведь ваш славный город Иванбург не стоит на берегу моря. И даже на берегу реки. Разве для флота не нужны водоёмы?

— У нас есть водоём, — непререкаемым тоном заявил градомейстер.

— Разве? — как можно более деликатно попытался достучаться до здравого смысла градомейстера Модест Дорианович.

— У нас есть бассейн.

— Бассейн, — убитым голосом повторил статс-деньгарий.

— Именно! А теперь слушай мои распоряжения. Я хочу, чтобы соорудили верфь и начали строить корабль. Я хочу, чтобы мне нашли генерала, согласного стать адмиралом, и чтобы он занялся формированием новых подразделений. Я хочу, чтобы Иванбург уважали и боялись соседи. Я хочу, чтобы у нас появился свой флот. Всё ясно?

Статс-деньгарий молча склонил голову. Ясно, куда уж яснее? Правда, когда в их городе появится флот в бассейне, соседи вряд ли будут их уважать. А вот бояться — это вполне.

Слабоумных многие боятся.

* * *

— Кем-кем ты собираешься стать? — Беатрисса воинственно скрестила руки на груди, тонкие черные брови сошлись у переносицы, в глубине красивых глаз начали искрить молнии.

— Драфцманом, — повторил Маркус.

— Драфцман… Это вроде как боцман? — нахмурила лоб девушка, а потом просияла: — То есть всё-таки моряк?

Маркус подавил раздражение. С тех пор, как город решил обзавестись собственным флотом, Беатрисса просто бредила моряками. Самая перспективная профессия, говорила она.

Казённый паёк, расквартировка, приличная зарплата, красивая форма и престижная служба.

Ну а то, что ему придётся надолго уходить в море… Беатрисса продуманным движением прикладывала руку к пышной груди и вздыхала… Что ж, она будет его ждать, такая уж у жены моряка доля.

— В бассейне в долгое плавание не уйдёшь, — не мог удержаться Маркус, но Беатрисса, захваченная картиной светлого будущего жены моряка, его не слышала.

— Не моряк, — ответил он. — Драфцман — это чертёжник-конструктор кораблей.

— Ты будешь строить корабли?

«Корабль», — хотелось поправить Маркусу. Один корабль — больше в бассейне градомейстера не поместится. Да и то смотря какой. Маркус слышал, что выписанные из-за границы специалисты, мореходы и кораблестроители уговаривали правителя города построить шлюп, или тендер, или другое одномачтовое судно.

Но градомейстер мыслил широко и меньше чем на баркантину не соглашался, а в идеале мечтал построить трёхмачтовый фрегат. В этом желании его яростно поддерживал адмирал-аншеф Драгунски, сделавший стремительную карьеру от вице-подполковника пехоты до главы городского флота. Никому не хочется возглавлять флот из одного жалкого шлюпа.

А вот из боевого фрегата — это совсем другое дело.

— Я не буду строить корабли, — ответил Маркус. — Я их буду проектировать и создавать чертежи.

— То есть ты будешь рисовать картинки кораблей? — уточнила Беатрисса.

Маркус собрался было объяснить ей, что значит создавать чертежи кораблей, рассказать, что ради этой затеи градомейстер выписал из-за границы таких специалистов, учиться у которых Маркус даже и не мечтал, зато теперь у него будет такая возможность. Потом понял, что пояснение выйдет слишком длинным и девушка всё равно его не поймёт, тяжело вздохнул и ответил только:

— Да.

— И тебе будут платить за то, чтобы ты их рисовал? — недоверчиво спросила Беатрисса.

— Да.

— Но драфцман — это не моряк? — продолжала допытываться девушка.

  1. — Нет.
  2. — А форма у тебя будет?
  3. — Да.

Беатрисса прикрыла глаза, расчётливо взвешивая все за и против. То, что её жених не будет называться моряком, — это плохо. Но зато у него будет форма — это хорошо. И он будет иметь какое-никакое, но отношение к флоту.

— А может, всё-таки в моряки? Пока строится корабль, ты будешь учиться в морской академии. Ты только вслушайся, как это здорово будет звучать — «гардемарин».

— Скорее уж — гардебассейн, — пробурчал себе под нос Маркус. Какой уж тут «марин», когда морем и не пахнет.

Невеста его не услышала.

— А потом ты получишь звание унтер-лейтенанта, а потом капитана третьего ранга, второго, первого, потом капитан-командора и, наконец, адмирала, — с придыханием закончила девушка. Встретилась с непреклонным взглядом Маркуса, вздохнула и смиренно, словно принося великую жертву, сказала: — Ну ладно, не хочешь — как хочешь. Так и быть, я всё равно выйду за тебя замуж.

И печально посмотрела вслед растаявшей мечте стать женой моряка. Теперь она будет женой драфцмана.

* * *

Канцлер города Запчестера побарабанил пальцами по краю стола.

— Значит, Иванбург строит боевой корабль? — уточнил он.

— Так точно, сэр. Фрегат с двенадцатью пушками.

  • — В бассейне у резиденции градомейстера?
  • — Так точно, сэр.
  • — Получается, Иванбург собирается воевать на воде?
  • — Не могу знать, сэр.

Канцлер обвёл взглядом собравшихся вокруг олдерменов. Он ожидал, что увидит на их лицах насмешливые улыбки или недоумение — и как иначе реагировать на такую нелепицу? Но олдермены были предельно серьёзны.

— Мы должны принять ответные меры! — заявил вдруг мэр, поднимаясь со своего места во главе стола.

— Ответные меры, сэр? — переспросил канцлер. — Но Иванбург при всем желании не сможет напасть на нас своим кораблем — у нас с ним нет общих водных путей. Собственно, у нас вообще нет водоёмов.

— Однако Иванбург это не остановило! — твёрдо заявил мэр под одобрительное ворчание олдерменов. — Они воспользовались бассейном.

— Но у нас и бассейна нет…

Источник: https://libking.ru/books/sf-/sf-humor/489109-marina-yasinskaya-morskoy-boy.html

Сказка Морской бой — Агнеш Балинт: читать онлайн текст

Каждый раз, когда Изюмка расплескивал воду из ведра, Гномыч говорил: — Будь повнимательнее. А сейчас иди за тряпкой и подотри пол.

А вот когда неуклюжий Фадейка опрокинул ведро с водой и комната превратилась внастоящее озеро, Гномыч только сказал: — Маленький он еще. Подрастет, будет покрепче на ножках держаться. Да и ложку хомячок часто ронял на пол.

Читайте также:  Внеклассное занятие по математике в 3 классе

И все равно Гномыч, ничего не говоря, поднимал ее сам. Зато когда Изюмка что-нибудь, бывало, уронит, Гномыч и не подумает нагнуться да поднять.

Одним словом, хомячку Гномыч больше вольностей разрешал, чем ему, поросенку. И все потому только, что Фадейка еще маленький.

Фадейка, например, боится грозы. А Изюмке любая гроза не страшна. Он заранее радуется: будет гроза — будет и ливень. А после ливня за огородом большая-пребольшая лужа образуется.

Лужа и Фадейке тоже по душе. Он, правда, в лужу никогда не ложится, как поросенок Изюмка. Ему и так хорошо: кораблики деревянные пускает, камешки разноцветные в воде моет.

Как-то в жаркий день, после сильной грозы, Гномыч отправился навестить старого дядюшку Грача. Изюмка же, валяясь в теплой луже за огородом, потешался над Фадейкой, как тот свои кораблики из щепочек и древесной коры по луже-озеру плавать пускает.

Смотрел, смотрел на его забавы, и вдруг ему в голову пришла одна замечательная мысль. — Знаешь что, Фадейчик? А ведь эти твои суденышки ровным счетом ничего не стоят. — Почему это? — удивился Фадейка. — А потому что потому. Нельзя с ними в морской бой играть.

— А что такое морской бой?

— Это когда один корабль против другого воюет, — произнес Изюмка с таким важным видом, будто он сам уже видывал множество морских боев. Между тем он про них только слышал от медвежонка Мини. У того дядя служил в цирке и приносил Мине всякие разные книжки про путешествия и морские сражения.

Изюмка подождал, пока маленький Фадейка привыкнет к незнакомым словам, а потом снова заговорил. И так ему сказал: — Надо будет настоящие корабли из тыквы вырезать. — Из тыквы? — У Фадейки даже глаза округлились, хотя онтеперь уже знал, что дом, например, можно сделать из тыквы. — Но ведь тыква большая! — все же усомнился хомячок.

— Ох и чудак ты! — захохотал Изюмка. — Тыквы разные бывают. Есть тыквы очень большие, как, скажем, наш дом. А есть маленькие, которые еще не выросли.

Фадейка промолчал, а Изюмка понял, что ему придется еще многому обучать хомячка. — Вот ты сейчас маленький? А через какое-то время и ты вырастешь. Будешь большим. — Ой! — обрадовался Фадейка.

— Я тоже буду такой большой, как эта тыква? — Ну, такой нет, — покачал головой Изюмка. — Ты будешь такой, как все большие хомяки. А маленькие тыковки — те сделаются большими тыквинами.

А пока вот что: там у плетня лежит множество отличных маленьких тыковок и кабачков. Тащи сюда штуки две-три. Мы из них и наделаем кораблей.

Фадейке только того и надо было. Очень даже быстро ондобрался до огорода, где Гномыч еще по весне посадил семена тыквы и кабачков.

Под густым шатром широченных листьев он отыскал первый кабачок величиной с хороший огурец. Ох и пришлось же Фадейке попотеть, пока он притащил кабачок во двор. Ведь он и сам был не больше этого кабачка. — Молодец! — похвалил его Изюмка. — Тащи сюда следующий. «Хорошо, когда есть такой мальчишка у тебя под рукой, — подумал Изюмка. — Всегда его можно за чем-нибудь послать».

Изюмка давно уже хотел поиграть в морской бой. С той самой поры, как увидел в Мининой книжке красивые картинки кораблей. Только ему лень было тащить в дом кабачки. А теперь на это был Фадейка!

Тем временем вернулся хомячок — сказать, что больше в огороде нет ни одного кабачка, ни одной тыковки. — Ладно, хватит с нас и этих, — снисходительно сказал Изюмка и принялся разрезать на две половинки кабачки и тыквы. Выдалбливать тыквы изнутри он опять же поручил Фадейке.

Заниматься самому таким нудным делом у него не хватало терпения. Потом он поручил Фадейке нарвать листьев лопуха и прутьев, чтобы из них сделать паруса и мачты. Фадей старался изо всех сил.

Изюмке оставалось только командовать: — Не проскобли тыкву насквозь! — Ищи прутья, какие попрямее! — Смотри не продырявь лопухи! И все время в таком духе. — Да, и еще: если Гномыч спросит, кому пришло в голову строить корабли, скажи, что тебе! Понял? — предупредил Фадея Изюмка. — Нет, — покачал круглой головкой хомячок.

— Гномыч любит задавать всякие вопросы. А ты ему спокойно можешь отвечать: «Я, мол, и все тут». В конце концов, кто таскал тыквы? Ты! Верно я говорю? — Верно, — согласился Фадейка. Тут Изюмка решил: нечего время зря терять. И морской бой начался. Разумеется, в атаку пошли Изюмкины корабли.

Длинными палками Изюмка и Фадей толкали свои боевые суда вперед — от одного берега лужи к другому. Кому из них удавалось потопить корабль противника, тот принимался радостно кричать. Словом, замечательная получилась игра. Раза два Фадей угодил сам в лужу. Но быстро высох.

Когда домой вернулся Гномыч, на плаву остался один-единственный корабль и тот со сломанной мачтой и порванными в лохмотья парусами.

— И кому это пришла в голову такая мысль: погубить попусту столько маленьких тыквочек и кабачков? — рассердился Гномыч. Фадей посмотрел на Изюмку, а тот начал ему подмигивать, чтобы напомнить об их уговоре. И это ему удалось.

— Мне, — простодушно сказал Фадей. Но Гномыч очень удивился и, конечно, не поверил: — Тебе? Как же она тебе могла прийти? — Никак не могла, — уставившись глазками-бусинками на Гномыча, отвечал хомячок. — Мне ее Изюмка сказал.

Изюмка готов был сквозь землю провалиться.

— Я… я… — забормотал он. — Это… как его… Я сказал… Зато Фадейка хорошо помнил, что сказал поросенок, и решил помочь ему: — Ты сказал: «Если Гномыч спросит, чья была мысль, скажи: мол, твоя». — Ага! — многозначительно произнес Гномыч, бросил на Изюмку строгий взгляд и, круто повернувшись, ушел в дом.

Тем временем поросенок принялся усердно работать: убирал обломки боевых судов, вымел двор. Да так, что ни прутика, ни семечка тыквенного не найти. Ничто больше и не напоминало о недавнем морском сражении.

Но Гномыч все и так хорошо помнил. И когда Фадейка заснул в прохладном доме, Гномыч отчитал Изюмку: — Тем, что ты кабачки погубил, ты сам себя наказал. Теперь не скоро доведется тебе их есть. Ни со сметаной, ни без нее. А вот за то, что ты вину с больной головы на здоровую свалить задумал, за это я на тебя сильно обижен.

— Я сам на себя обижен, — признал вину Изюмка. И Гномыч не стал даже журить озорника. Он понял, что Изюмка впредь никогда не будет прятаться за Фадейкину спину.

Источник: https://skazki-detkam.com/avtorskie/agnesh-balint/morskoy-boy/

Морской бой

Каждый раз, когда Изюмка расплескивал воду из ведра, Гномыч говорил:

— Будь повнимательнее. А сейчас иди за тряпкой и подотри пол.

А вот когда неуклюжий Фадейка опрокинул ведро с водой и комната превратилась внастоящее озеро, Гномыч только сказал:

Читайте также:  Родительское собрание в 1 классе. внимание и внимательность

— Маленький он еще. Подрастет, будет покрепче на ножках держаться.

Да и ложку хомячок часто ронял на пол. И все равно Гномыч, ничего не говоря, поднимал ее сам. Зато когда Изюмка что-нибудь, бывало, уронит, Гномыч и не подумает нагнуться да поднять.

Одним словом, хомячку Гномыч больше вольностей разрешал, чем ему, поросенку. И все потому только, что Фадейка еще маленький.

Фадейка, например, боится грозы. А Изюмке любая гроза не страшна. Он заранее радуется: будет гроза — будет и ливень.

А после ливня за огородом большая-пребольшая лужа образуется.

Лужа и Фадейке тоже по душе. Он, правда, в лужу никогда не ложится, как поросенок Изюмка. Ему и так хорошо: кораблики деревянные пускает, камешки разноцветные в воде моет.

Как-то в жаркий день, после сильной грозы, Гномыч отправился навестить старого дядюшку Грача. Изюмка же, валяясьв теплой луже за огородом, потешался над Фадейкой, как тот свои кораблики из щепочек и древесной коры по луже-озеру плавать пускает. Смотрел, смотрел на его забавы, и вдруг ему в голову пришла одна замечательная мысль.

— Знаешь что, Фадейчик? А ведь эти твои суденышки ровным счетом ничего не стоят.

— Почему это? — удивился Фадейка.

— А потому что потому. Нельзя с ними в морской бой играть.

— А что такое морской бой?

— Это когда один корабль против другого воюет, — произнес Изюмка с таким важным видом, будто он сам уже видывалмножество морских боев. Между тем он про них только слышал от медвежонка Мини. У того дядя служил в цирке и приносил Мине всякие разные книжки про путешествия и морские сражения.

Изюмка подождал, пока маленький Фадейка привыкнет к незнакомым словам, а потом снова заговорил. И так ему сказал:

— Надо будет настоящие корабли из тыквы вырезать.

— Из тыквы? — У Фадейки даже глаза округлились, хотя онтеперь уже знал, что дом, например, можно сделать из тыквы. — Но ведь тыква большая! — все же усомнился хомячок.

— Ох и чудак ты! — захохотал Изюмка. — Тыквы разные бывают. Есть тыквы очень большие, как, скажем, наш дом. А есть маленькие, которые еще не выросли.

Фадейка промолчал, а Изюмка понял, что ему придется еще многому обучать хомячка.

— Вот ты сейчас маленький? А через какое-то время и ты вырастешь. Будешь большим.

— Ой! — обрадовался Фадейка. — Я тоже буду такой большой, как эта тыква?

— Ну, такой нет, — покачал головой Изюмка. — Ты будешь такой, как все большие хомяки. А маленькие тыковки — те сделаются большими тыквинами. А пока вот что: там у плетня лежит множество отличных маленьких тыковок и кабачков. Тащи сюда штуки две-три. Мы из них и наделаем кораблей.

Фадейке только того и надо было. Очень даже быстро ондобрался до огорода, где Гномыч еще по весне посадил семена тыквы и кабачков.

Под густым шатром широченных листьев он отыскал первый кабачок величиной с хороший огурец. Ох и пришлось же Фадейке попотеть, пока он притащил кабачок во двор. Ведь он и сам был не больше этого кабачка.

— Молодец! — похвалил его Изюмка. — Тащи сюда следующий.

«Хорошо, когда есть такой мальчишка у тебя под рукой, — подумал Изюмка. — Всегда его можно за чем-нибудь послать».

Изюмка давно уже хотел поиграть в морской бой. С той самой поры, как увидел в Мининой книжке красивые картинкикораблей. Только ему лень было тащить в дом кабачки. А теперь на это был Фадейка!

Тем временем вернулся хомячок — сказать, что больше в огороде нет ни одного кабачка, ни одной тыковки.

— Ладно, хватит с нас и этих, — снисходительно сказал Изюмка и принялся разрезать на две половинки кабачки и тыквы. Выдалбливать тыквы изнутри он опять же поручил Фадейке.

Заниматься самому таким нудным делом у него не хватало терпения. Потом он поручил Фадейке нарвать листьев лопуха и прутьев, чтобы из них сделать паруса и мачты. Фадей старался изо всех сил. Изюмке оставалось только командовать:

— Не проскобли тыкву насквозь!

— Ищи прутья, какие попрямее!

— Смотри не продырявь лопухи! И все время в таком духе.

— Да, и еще: если Гномыч спросит, кому пришло в голову строить корабли, скажи, что тебе! Понял? — предупредил Фадея Изюмка.

— Нет, — покачал круглой головкой хомячок.

— Гномыч любит задавать всякие вопросы. А ты ему спокойно можешь отвечать: «Я, мол, и все тут». В конце концов, кто таскал тыквы? Ты! Верно я говорю?

— Верно, — согласился Фадейка.

Тут Изюмка решил: нечего время зря терять. И морской бой начался.

Разумеется, в атаку пошли Изюмкины корабли. Длинными палками Изюмка и Фадей толкали свои боевые суда вперед — от одного берега лужи к другому. Кому из них удавалось потопить корабль противника, тот принимался радостно кричать. Словом, замечательная получилась игра. Раза два Фадей угодил сам в лужу. Но быстро высох.

Когда домой вернулся Гномыч, на плаву остался один-единственный корабль и тот со сломанной мачтой и порванными в лохмотья парусами.

— И кому это пришла в голову такая мысль: погубить попусту столько маленьких тыквочек и кабачков? — рассердился Гномыч.

Фадей посмотрел на Изюмку, а тот начал ему подмигивать, чтобы напомнить об их уговоре. И это ему удалось.

— Мне, — простодушно сказал Фадей.

Но Гномыч очень удивился и, конечно, не поверил:

— Тебе? Как же она тебе могла прийти?

— Никак не могла, — уставившись глазками-бусинками на Гномыча, отвечал хомячок. — Мне ее Изюмка сказал.

Изюмка готов был сквозь землю провалиться.

— Я… я… — забормотал он. — Это… как его… Я сказал…

Зато Фадейка хорошо помнил, что сказал поросенок, и решил помочь ему:

— Ты сказал: «Если Гномыч спросит, чья была мысль, скажи: мол, твоя».

— Ага! — многозначительно произнес Гномыч, бросил на Изюмку строгий взгляд и, круто повернувшись, ушел в дом.

Тем временем поросенок принялся усердно работать: убирал обломки боевых судов, вымел двор. Да так, что ни прутика, ни семечка тыквенного не найти. Ничто больше и не напоминало о недавнем морском сражении.

Но Гномыч все и так хорошо помнил. И когда Фадейка заснул в прохладном доме, Гномыч отчитал Изюмку:

— Тем, что ты кабачки погубил, ты сам себя наказал. Теперь не скоро доведется тебе их есть. Ни со сметаной, ни без нее. А вот за то, что ты вину с больной головы на здоровую свалить задумал, за это я на тебя сильно обижен.

— Я сам на себя обижен, — признал вину Изюмка. И Гномыч не стал даже журить озорника. Он понял, что Изюмка впредь никогда не будет прятаться за Фадейкину спину.

Источник: https://mirckazok.ru/view_post.php?id=6859

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector